Взрыв в Кабуле загоняет Трампа в тупик

Нынешний лидер Афганистана Ашраф Гани тормозит и американские, и российские мирные инициативы, отмечает востоковед Омар Нессар.


Вашингтон не теряет надежды на возобновление диалога с талибами. © Фото из личного архива

В Кабуле 5 сентября произошел теракт в районе Шаш Дарак, где расположены штаб-квартира НАТО, посольство США и правительственные здания. В результате погибли 12 человек, включая и одного американского военного. Это привело к приостановке наметившегося было мирного процесса в Афганистане.

Напомним, что до этого спецпредставитель США по Афганистану Залмай Халилзад много месяцев вел переговоры с талибами, результатом чего должно было стать сокращение американского военного контингента с 14 до 9 тысяч человек. Взрыв в Шаш Дараке привел к тому, что визит делегации талибов и их переговоры с президентом США Дональдом Трампом, также как и его параллельные переговоры с президентом Афганистана Ашрафом Гани, оказались сорваны.

«Без ведома практически всех, ключевые лидеры „Талибана“ (запрещен на территории Российской Федерации) и отдельно президент Афганистана собирались тайно встретиться со мной в Кэмп-Дэвиде в воскресенье. Сегодня вечером они должны были приехать в Соединенные Штаты. К сожалению, с целью создать ложные рычаги воздействия, они признались в нападении в Кабуле», — написал в своем Twitter Трамп.

Госсекретарь США Майк Помпео также подтвердил, что никаких соглашений с признанным во многих странах, в том числе, и в РФ, террористической организацией «Талибан» не будет до тех пор, пока ее представители не возьмут на себя серьезные обязательства и не начнут их выполнять.

Нужно отметить еще один существенный момент. Последние взрывы в афганской столице (9 сентября произошел еще один, в результате которого пострадали три человека) происходят накануне намеченных на сентябрь президентских выборов в Афганистане.

О том, как теперь может развиваться ситуация в этой стране, обозревателю «Росбалта» рассказал директор Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА), старший научный сотрудник Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН Омар Нессар.

— Можно ли рассматривать решение Трампа отказаться от переговоров с талибами как отказ даже от частичного вывода американских войск из Афганистана на неопределенное время и усиление силового давления на талибов в преддверии президентских выборов в Афганистане?

 — Я думаю, что причину решения американского президента не стоит искать только в афганских делах. В первую очередь, нужно обратить внимание на внутриполитическую ситуацию в самих Соединенных Штатах. Я полагаю, что в определенный момент он понял, что это (переговоры с афганцами) не в его интересах и потому принял такое решение.

Что касается афганской ситуации, то если до этого все склонялись к тому, что президентских выборов в Афганистане в сентябре не будет, то теперь многие полагают, что, скорее всего, они все-таки состоятся. По крайней мере, первый тур. В любом случае Трамп рассчитывает на возобновление переговоров с талибами.

Другое дело, что для того, чтобы переговоры возобновились, талибы должны пойти на серьезные уступки. До этого, как ни странно на уступки шли Соединенные Штаты, или, по крайней мере, это так выглядело. Теперь же для их возобновления талибы должны предпринять какой-то серьезный шаг. Это, во-первых, поправит положение Трампа в США, а во-вторых, даст ему возможность маневра в афганских делах.

— Не очень понятен один момент. Практически одновременно с переговорами Трампа с талибами в США должны были пройти и его переговоры с президентом Афганистана Ашрафом Гани. Почему после теракта в Кабуле, за который взяли на себя ответственность талибы, Трамп отказался встречаться не только с ними (что понятно в такой ситуации), но и с президентом Гани?

 — Я думаю, что американский лидер принял такое решение после теракта, потому что тот стал очень хорошим предлогом для этого…

— Предлогом не проводить переговоры?

 — Да. Потому что американские военные гибли (в Афганистане) и неделю, и две недели назад, и Трамп тогда не принимал таких решений. Просто в течение ближайших двух-трех дней ему нужно было принять решение, иначе процесс пошел бы уже по необратимому сценарию.

Вероятно, он решил, что встреча с представителями «Талибана», который во многих странах считается террористической организацией, не дала бы ему тот имидж, который он бы хотел получить…

— Но Трамп не стал встречаться и с Гани — официальным главой афганского государства…

 — Если бы Трамп встретился с Гани, он бы очень помог тому на предстоящих президентских выборах. Потому что в Афганистане (и вообще в этом регионе в целом) политики и аналитики очень внимательно следят за поведением американцев. Здесь все прекрасно знают, что президентом станет тот, кого поддержат США.

Если бы Гани встретился с Трампом, афганский лидер однозначно преподнес бы это как свою победу. Но США официально не хотели вмешиваться и поэтому они косвенно поддержали главного оппонента Гани — доктора Абдуллу (главу правительства Афганистана, — «Росбалт»).

— А что, Гани «вышел из доверия» у нынешней американской администрации?

 — По крайней мере, уже несколько месяцев складывается ситуация, в которой Гани противостоит мирным планам США по Афганистану.

— Из чего вы делаете такой вывод?

 — Ну, например, в ходе переговоров, между Гани и спецпредставителем США по Афганистану Залмаем Халилзадом последний даже в своих публичных заявлениях не скрывал, что у него серьезные разногласия с президентом Афганистана. Если бы не эти разногласия и противостояние с Гани, то я думаю, мирные переговоры бы завершились подписанием соглашения. В основном именно из-за этого противостояния процесс так затянулся и оказался в таком тупике, что президент США был вынужден пойти на такой шаг.

— То есть, получается, что Гани, исходя из своих личных интересов, тормозит мирный процесс в Афганистане?

 — Да. И московский мирный процесс тоже. Если бы договор был подписан, то начались бы межафганские переговоры, в ходе которых стороны нашли бы какой-то механизм передачи власти, например, временное правительство. Талибы уже неоднократно давали понять, что переговоры с нынешними властями Афганистана не являются прямыми, а это уже загоняет мирный план в тупик.

США возлагали большие надежды на Гани, на то, что он наведет порядок в течение пяти лет и фактически спасет американский проект, но этого не случилось, и есть основания полагать, что если он останется у власти еще пять лет, то ситуация не изменится и США окажутся здесь в некоем капкане. То есть им (вновь) придется раскошеливаться на поддержание правительства Гани. Им бы этого не хотелось.

Беседовал Александр Желенин


Ранее на тему «Талибан» выразил готовность к переговорам с США

Близ посольства США в Афганистане произошел мощный взрыв

Трамп отказался от переговоров с «Талибаном» из-за убийства американского солдата