Упоролись

Из соображений своеобразно понимаемой гуманности значительная доля россиян высказалась за то, чтобы узаконить порку. 26% россиян выступают за то, чтобы включить ее в Уголовный кодекс РФ как меру пресечения.


© Фото Надежды Красновой

ВЦИОМ опубликовал сенсационные данные, которые вызывают очевидный вопрос: «Какое, милые, у нас тысячелетье на дворе?» По данным всероссийского опроса общественного мнения 26% россиян выступают за то, чтобы включить телесные наказания (порку) в Уголовный кодекс РФ, как самостоятельную меру пресечения, скорее не поддерживают такое предложение 36% и лишь 30% выступают категорически против. Всего несколько дней назад я писала о том, что у нас не принято вступаться за детей, когда их бьют родители. Теперь выяснилось, что самих родителей за проступки тоже можно бить. После первого шока появилось желание понять, что с нами происходит, почему мы не прочь вернуться к такому варварству.

Идея порки, как воспитательной меры для взрослых, появилась в связи с делом группы Pussy Riot. Общество в целом негативно отнеслось к этой акции – панк-молебен в храме не вызвал симпатии. И вот тут возникла сложная ситуация: лишь 16% жителей России (данные Левада-центра) считали, что девушкам нужно дать тюремный срок не менее 2 лет, но неясно было, а что же с ними делать. Идея штрафа в качестве наказания не воспринимается населением как воспитательная мера, а люди полагали, что девушек необходимо именно воспитывать. Деньги – не метод воспитания, не для нашего это менталитета. Многие высказывались за исправительные работы, но все-таки и мести улицу в течение 15 суток – это не обязательно приведет «кощунниц» на путь исправления. И вот тут появилась идея порки, которую высказывали и политики, и некоторые деятели церкви. Вот оно, именно так и надо – подумала часть населения. Почему люди так подумали?

Да потому, что в массовом сознании мягкое насилие над детьми – отшлепать, дать подзатыльник и пр., до сих пор считается реальной воспитательной мерой. Когда другие меры не помогают, надо отлупить, но не очень сильно, чтобы не убить и не сделать инвалидом. В этом смысле порка – это именно воспитательная мера, причем мера семейная, домашняя. Это не страшная тюрьма, не взаимодействие с жестокой и бездушной государственной машиной. Это мягкая мера, отеческое, семейное, гуманное воздействие. Когда кого-то бьют в отделении полиции, это вызывает резко негативное отношение со стороны всего населения, когда непослушного мальчишку отшлепал отец – это проявление внимания и заботы, стремления наставить на путь истинный. Именно поэтому, из соображений своеобразно понимаемой гуманности столь значительная доля россиян и высказалась за то, чтобы узаконить порку. Кстати говоря, если это станет законным для страны в целом, это узаконит и моральное право лупить детей в семье. Но это не главное, это побочный эффект. Главное как раз в том, что государственные способы перевоспитания не работают, а если соединить их с «добрыми», семейными, это даст реальный результат.

Разумеется, это признак некоторого социального одичания, потери ориентиров. Главное, что не стало еще нормой – это то, что человек, его тело в принципе неприкосновенны. Вообще-то, конечно, бить нехорошо, но если надо, то без этого не обойтись. Вот и кочуют из Интернет-форума в форум обсуждения того, что делать, если ребенок не слушается. Как что? Отлупить, поставить на место, показать, кто в доме хозяин. Это исключительная мера, не каждый же день мы их бьем, но зато эффективная, а потому полезная. Но сама идея о том, что можно бить детей, что это в принципе допустимо, на следующем шаге приводит к мысли о том, что не только детей можно бить, но и оступившихся взрослых. Нет, не закоренелых преступников, их лучше казнить, а тех, кто потерял нравственные ориентиры, через порку их можно вернуть. Кстати говоря, защитники девушек из панк-группы делали акцент на том, что они совсем юные девочки, несмышленые, не смогли оценить последствия своих действий. Ах так, несмышленые, так надо их поучить немного по-семейному, т.е. поркой.

И последнее. «Гуманное» представление, что порка – это дело семейное, воспитательное, что это не тюрьма с надзирателями, как-то не стыкуется с тем, что если порка вдруг появилась бы в УК, она стала бы делом государственным. И тогда избиения в полицейских участках стали бы уже законной нормой. К счастью, этот опрос показал лишь состояние нашего общества, в УК эта норма точно не войдет, иначе страшно подумать, к чему бы это привело.

Любовь Борусяк

Прочитать оригинал поста Любови Борусяк с комментариями читателей ее блога можно здесь.