Раненые карикатурой

Про что же можно рисовать карикатуры, а про что — нельзя? И где та граница, которой нельзя переходить художнику? И есть ли граница вообще? И кто пограничники?

И вот опять карикатурный скандал, грозящий перерости во 2-ю карикатурную войну. На этот раз причиной стали картинки не в Датском королевстве, а в республике Франция. И опять — неприкасаемый пророк Мухаммед. И опять возмущен мусульманский мир. Совсем не мирный мусульманский мир.

Про что же можно рисовать карикатуры, а про что — нельзя? И где та граница, которой нельзя переходить художнику? И есть ли граница вообще? И кто пограничники?

Я, наверное, кого-то удивлю, но мне кажется, что рисовать можно про всё.

Но! Очень важно:

как это сделано;

для кого это сделано;

с какой целью это сделано.


Если это сделано грубо и зло, с целью кого-то обидеть — это плохо. Если кто-то смеётся над трагедией кого-то — это плохо. Плохо и всё.

Ответом на этот плохой поступок может быть только другая карикатура. Или слова. Не более того. Если уж совсем подло и гадко — то презрение, нерукопожатие — это максимум!

Ведь это всего лишь картинка. Рисунок на бумаге, где фигурируют персонажи.

А, с другой стороны, существует такое понятие, как черный юмор. И масса карикатур, страшилок, анекдотов про слепых, глухих, безногих… Про инвалидов. Но вряд ли нормальному человеку придёт в голову шутить на эту тему в доме инвалидов. Или в присутствии инвалидов. Это элементарное чувство такта.

Светский, не религиозный человек в своей газете может для своих читателей остроумничать и высмеивать не только мусульман, но и представителей любых других религий. Он свободен, как свободен его читатель. Ровно так же мусульманин и представитель любой другой религии для своих читателей может высмеивать пороки светского общества.

Потому что это — всего лишь картинки. Кар-тин-ки!

Глупо обижаться на анекдот. Это удел не очень образованных личностей.

Есть анекдоты про евреев, армян, украинцев, грузин, эстонцев, американцев, англичан, французов… Придуманные, кстати, часто представителями этих народов, в которых высмеиваются какие-то национальные черты характера, какие-то особенности того или иного народа. Умение смеяться над собой — великое качество. Это самоирония. Это показатель силы, ума и свободы.

Предвижу вопрос, мол, а про холокост, Бильжо, можно рисовать карикатуры?

Ну, если для кого-то эта тема смешная — смейтесь. Между прочим, международный конкурс карикатур на эту тему уже проходил в одной мусульманской стране, и в нём участвовал кто-то из российских художников. И, кажется, даже не один.

Может быть, найдутся те, кому смешон «Беслан», или «11 сентября».

Риск должен быть один в таких случаях — презрение. Презрение, не более того. Потому что это всего лишь картинка.

Кар-тин-ка!

За картинку нельзя проливать кровь, какой бы темы эта картинка не касалась. Так можно докатиться до абсурда. Впрочем, до него мы давно докатились.

Помню, как в книге отзывов на моей выставке карикатур в библиотеке им. И. С. Тургенева один зритель, комментируя мой рисунок на тему «Муму», написал: «Бильжо ненавидит собак и глухонемых».

В любом случае, во всех этих карикатурных историях провокаторами являются не художники, а те, кто играет на чувствах фанатиков. А фанатик всегда не гибок, не тонок и не глубок.

Вот картинки (1, 2, 3, 4) из альбома итальянского художника Джузеппе Венициано, на выставке которого я был в Венеции. И ничигео. Очень верующие итальянские католики совсем не возмущались. И никому не приходило в голову запретить эту выставку.

Андрей Бильжо

Прочитать оригинал поста Андрея Бильжо с комментариями читателей его блога можно здесь.