Лидеров выбирает улица

Проблема выборов в Координационный совет оппозиции заключается в том, что на них активистов выбирают сами же активисты. В то же время работа по вовлечению в этот процесс широкого слоя недовольных властью ведется спустя рукава.


© Фото Евгения Евдокимова

Выборы в так называемый Координационный совет оппозиции входят в решающую стадию – кандидаты начали на этой неделе публичные дебаты. Правда, организаторы этой акции вынуждены признать – зарегистрировавшихся избирателей маловато. Успехом будет, если их удастся собрать сто тысяч. Как следствие, прокремлевские активисты и аналитики активно развивают идею о том, что оппозиция пользуется поддержкой не более 50-60 тысяч россиян.

На самом же деле те, на кого власть пытается наклеить «белоленточный» ярлык, сами отсекают значительную часть своих потенциальных сторонников, постепенно превращаясь из оппозиционеров в «профессиональных революционеров».

Зимой и весной, к несчастью для протестного движения, формальные вожди оппозиции не дали «на площади» родиться новым лидерам. Именно тогда им надо было создать этот механизм и инкорпорировать самых креативных протестующих, которые смогли бы удержать массы, потому что понимали их куда лучше, чем традиционная несистемная оппозиция. А сейчас некоторые лишь углубляют эту ошибку, давая возможность этим лидерам утвердиться, когда момент «стихийности» уже прошел.

Проблема этих выборов в том, что они по-прежнему отражают позицию именно «активистов». Широкие слои недовольных Путиным остались за бортиком песочницы, в которой строят Координационный совет. Если на пике протестных выступлений в Москве, когда на митинги выходили стотысячные толпы, сами митингующие обвиняли лидеров оппозиции в том, что их никто не выбирал, то теперь те же недовольные «массы», узнав о том, что выборы прошли, скажут: «Они сами друг друга выбрали».

И с этим трудно будет спорить. Конечно, организаторы выборов в Координационный совет вовсе не лукавят, когда говорят, что их возможности по информационной поддержке данного «волеизъявления» ограничены. На федеральное телевидение их не пустят – есть только телеканал «Дождь». На радио путь им также закрыт - за исключением трех-четырех (весьма, правда, рейтинговых в Москве) станций. Ну а сотрудники газет, пусть даже весьма либеральных, могут даже сами участвовать в этих выборах, но редакционная политика не позволяет им много писать о проходящей избирательной кампании. Мол, не того масштаба событие, не то, что полет Владимира Путина со стерхами, про который только ленивый не написал.

На пике протестной активности власти Москвы закрыли «на ремонт» многие бульвары. На площадях оппозиционерам тоже вряд ли дадут спокойно собраться, так что для проведения дебатов, в итоге, остаются московские клубы. Но опять-таки те, в стенах которых и так регулярно раздаются бодрые крики молодых активистов оппозиции: «Кто здесь власть? Мы здесь власть!»

В итоге, оппозиция собирается и дискутирует на тех самых немногочисленных площадках, где она итак является «властью», то есть обладает абсолютным информационным преимуществом. Попыток расширить это информационное поле, выйти за его пределы, добиться лояльности еще нескольких сотен тысяч, а то и миллионов россиян, недовольных политикой Владимира Путина, практически не делается. А если их и осуществляют, то скорее те, кто отказался участвовать в выборах Координационного совета оппозиции.

Нет, разумеется, эти выборы и дебаты пока еще не превратились в уютный междусобойчик, как говорят провластные аналитики. Их свысока, поучительным тоном озвученные «рекомендации» для оппозиции также звучат, как минимум, неискренне. Но, к сожалению, главное больное место организаторов этих выборов власть прекрасно видит. И не устает напоминать: голосование не может считаться легитимным даже в оппозиционной среде.

Прокремлевские пропагандисты, разумеется, используют эту проблему в своих целях, стремясь доказать, что нелегитимность этих выборов свидетельствует в целом о нелегитимности оппозиции и отсутствии у нее массовой поддержки - как в Москве, так и регионах. На их позицию вставать глупо, ведь их заботит только выживание действующей власти. Однако проблема не исчезнет, даже если посмотреть на нее с точки зрения создания в будущей России нормальной политической системы. Вынужденное «закукливание» или «маргинализация» оппозиционного движения приводят к тому, что его нынешние активисты имеют все шансы вырасти отнюдь не в польскую «Солидарность», стремящуюся к цивилизованному выходу из государственного кризиса. Речь может пойти о реинкарнации российских «большевиков» - партии профессиональных революционеров, оторвавшихся от народа, который недостаточно поддержал их борьбу за его благо, и нацеленных уже не на люстрацию политических противников, а на их уничтожение.

Такая оппозиция, если она и правда сложится, будет, что очевидно, угрожать российскому обществу. Ее легитимность будет минимальной, зато способность захватить власть силовым или просто незаконным путем резко возрастет. Такой оппозиции и правда нужно будет время от времени проводить «плебисциты» среди собственных не столь уж многочисленных сторонников, чтобы мобилизовать своих расслабившихся активистов. И такая оппозиция сама уже перестанет «ходить на федеральные телеканалы», даже если ее позовут. Она, наконец, встанет играть в ту же игру, в которую играют и нынешние российское правители, то есть игру на захват или удержание власти.

Но интересы даже той интеллектуально наиболее богатой части российского общества, которая сегодня является основной опорой оппозиции, она защищать перестанет. И вот этого очень бы хотелось избежать.

Иван Преображенский

Перейти на страницу автора