Путин улыбается, но не отступает

«Красивая демагогия», «лукавство», «либеральность, которую может позволить себе только верховный диктатор». Так представители оппозиции отреагировали на фильм телеканала НТВ, в котором Владимир Путин поделился своими взглядами на жизнь.

Специальный фильм программы «Центральное телевидение» Вадима Такменева, приуроченный к юбилею Владимира Путина, в отличие от политической «документалистики» в стиле «Анатомия протеста» на том же канале НТВ, рвотного рефлекса не вызвал. Сказать, что зритель увидел в этом фильме нового Путина, конечно, нельзя. Это все тот же ВВП, которого мы хорошо знаем. Однако смотреть фильм было любопытно.

Дело не только в том, что Такменев задавал Путину острые вопросы об отношении к оппозиции, к делам Pussy Riot и Ходорковского, и в этих вопросах была видна независимая позиция журналиста. И не в том, что фильм дает эксклюзивную возможность «прикоснуться» к повседневному быту главы государства - творог с медом (кстати, надо будет попробовать), напиток с хреном и т.д. Главное, что понимает внимательный зритель после просмотра - Путин не меняется.

Он все тот же – консерватор и дипломат, вполне продвинутый в вопросах формальной демократии. Кажется, он даже уважительно говорит об оппозиции. Правда, сразу же расставляя все точки: «Достаточно много сил, которые не хотят укрепления России». Это чтобы не возникало никаких сомнений, с какого рода противниками ему приходится иметь дело – с национальными предателями, если кто еще не понял.

Но Путин – само великодушие! Он тут же оговаривается, что, совсем не обижается «на их (оппозиционеров) иногда хамоватое поведение». «Я смотрю на это спокойно», - говорит президент и ждет не дождется, когда из среды этих хамов появятся «серьезные люди», которые со временем смогут взять на себя ответственность за всю страну.

По этому поводу один из деятелей этой самой оппозиции, политолог Дмитрий Орешкин заметил корреспонденту «Росбалта», что в условиях, когда «государственная машина запущена - кого-то высылают, кого-то затаптывают или сажают, только верховный диктатор может позволить себе проявить умеренность, сдержанность и даже некоторую либеральность. Может позволить себе сказать, что, дескать, не надо так уж…».

Оппонирует словам Путина и еще один оппозиционер - сопредседатель Партии народной свободы (ПАРНАС) Владимир Рыжков. «Именно Путин запрещал оппозиционные партии. Именно люди Путина снимали тысячами и десятками тысяч оппозиционных кандидатов с местных, региональных и федеральных выборов. Именно действующий президент создал систему цензуры на телевидении, когда оппозиционеры годами не появлялись на телеэкране», - сказал Рыжков. Путину ли говорить, что «оппозиция только критикует, и не имеет конструктивных программ?», - задается риторическим вопросом Рыжков. «Человек, который закрыл для оппозиции все пути, не имеет морального права на подобные утверждения», - считает лидер ПАРНАСа.

Координатор «Левого фронта» Сергей Удальцов, подробностями чьей жизни также активно интересуется НТВ, по поводу надежды Путина на «серьезных людей» из числа оппозиции, которые придут, чтобы взять на себя ответственность за страну, сказал «Росбалту», что это не более чем «красивая демагогия» и «лукавство». «Если дать оппозиции нормально работать, обеспечить свободу выборов, не шельмовать ее, то такие лидеры появятся», - уверен он.

Путин в фильме Такменева, как всегда, держится великолепно. Он дружелюбен, демократичен с собеседником. Но, если внимательней присмотреться, то, по сути, ни на йоту не отступает не только от своих взглядов (говорит, что у него есть «ощущение правильности» того, что он делает), но и от своих прежних поступков.

Например, президент почти впрямую обещает журналисту помиловать Ходорковского, но только если бывший олигарх «посчитает возможным обратиться с прошением о помиловании». «Мы это рассмотрим, причем достаточно благожелательно, у нас нет кровожадных настроений», - говорит президент. Прекрасно зная, что Ходорковский уже отказывался писать прошение о помиловании, так как это означало бы признание им своей вины, а он принципиально отказывается это сделать.

В очередной раз в ответ на вопрос журналиста (на этот раз российского) о приговоре участницам Pussy Riot Путин, улыбаясь, просит перевести ему название этой группы, на самом деле являющееся публичной пощечиной традиционному, в том числе и путинскому, представлению о месте женщины в обществе. Между тем, по Путину, получается, что, раз название группы недостаточно прилично, то это уже само по себе повод для того, чтобы три девушки сидели, по его выражению, «двушку».

«На самом деле, правильно сделали, что их арестовали, - говорит Путин. - Правильно, что суд у нас такое решение принял, нельзя подрывать основы морали и нравственности». Но о том, что сама акция Pussy Riot как раз и была протестом против подрыва «основ морали и нравственности» властью и церковниками, он, конечно, не знает. А может, не хочет знать…

Не менее любопытен и ответ Путина на вопрос о том, когда же и при каких обстоятельствах он расстанется с властью. «Я один раз уже расставался с властными рычагами, - искренне глядя в телекамеру, говорит президент. - Когда отдал их все Дмитрию Анатольевичу. Отдам и в другой раз».

Путин снова откровенен. Правда, это почему-то не радует. Ведь если он «отдаст» власть так же, как в 2008 году, то это никак не вдохновляет.

Александр Желенин

Перейти на страницу автора