Почему депутаты выглядят идиотами

Российская законодательная система свято верит, что должна и может регулировать все сферы жизни - особенно если так хочет начальник. В результате возникают нелепые законопроекты, вызывающие потоки критики и шуток.


© assembly.spb.ru

Стоит упомянуть в Москве, что, вот, приехал из Петербурга, как в ответ сразу же: «У вас в Питере все с ума посходили?! Или только депутаты?! Или только этот, как его... (следует известная фамилия)».

Подоплека вопроса понятна, потому что петербургские инициативы – вроде запрета пропаганды гомосексуализма или «топота котов» в ночное время – уже превратились в мем, в анекдот. Другое дело, что к реальности эти представления о питерском законотворчестве отношения не имеют.

Например, «гомофобные поправки» под пропагандой гомосексуализма подразумевают не призыв, а простое утверждение в присутствии несовершеннолетних, что геи имеют равные с гетеросексуалами права на семью. (То есть утверждение в присутствии школьников, что в Испании, Нидерландах, Швейцарии однополые браки разрешены, формально влечет штраф. А страстный поцелуй мужчин – не влечет: оснований нет).

Ровно то же и с «топотом котов». Любой может зайти на сайт питерского ЗАКСа и прочитать новую формулировку пункта 2 статьи 8 закона N 273-70: «Крики, свист, стук, передвижение мебели, пение, игра на музыкальных инструментах и иные действия, повлекшие нарушение тишины и покоя граждан в ночное время на защищаемых объектах в Санкт-Петербурге, влекут предупреждение или наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот рублей до четырех тысяч рублей; на должностных лиц - от пяти тысяч до десяти тысяч рублей; на юридических лиц - от двадцати пяти тысяч до пятидесяти тысяч рублей».

Как видите – никаких котов или «скрипов кроватей»! На том же сайте можно найти трогательное пояснение губернатора Полтавченко: «поскольку жалоб на данные действия поступает много, однако ответственность за их совершение в Законе отсутствует».

Откуда же взялись коты и скрипы?!

Мое объяснение простое: от идиотизма. И идиотизма не журналистов, а российской законодательной системы в целом. Эта система давно живет настолько отдельной жизнью, что свято верит, будто все на свете: 1) регулируемо; 2) должно быть регулируемо; 3) если хочет начальник.

И вот это убеждение вполне роднит идиотские законодательные инициативы Питера с идиотскими инициативами Москвы. Например, топот котов - с предполагаемым законом об оскорблении чувств верующих.

«Идиотскими» - потому что довольно много сложных явлений жизни никакими законами не отрегулировать. Например, совместное проживание «жаворонков» и «сов» в домах с дурной звукоизоляцией будет провоцировать конфликты, какие законы ни принимай.

Я долго жил в общагах (где вообще черте что творилось по ночам), а потом – в панельном доме, где слышимость была на уровне видимости. Там сосед сверху, пэтэушник-одна-извилина, врубал в ночи магнитофон, и ничто – ни обращения к совести, ни к милиции, ни к его матери, ни к такой-то матери – ситуации не меняло, пока парня не забрали в армию. А когда он вернулся, мы уже переехали. И сейчас в нашем новом доме тишина (ремонтные работы, например, запрещены с 19.00 до 9.00 и по выходным) регулируется общим соглашением, проводником которого выступают консьержки. Причем правил нет без исключений: в одно прекрасное воскресенье коньсержка примчалась на звук шуруповерта, и я просил соседей подтвердить, что сборка полок им не мешает.

В домах с плохой шумоизоляцией – хрущевках, брежневках – тишины ночью вообще не добиться. Если у соседа за стенкой бронхит – то с него четыре тысячи штрафа? Если соседский пес в ночи на лифт загавкал – тоже штрафовать? (У Полтавченко, кстати, ротвейлер). Даже если все переселятся из панельных «брежневок» в коттеджи из клееного бруса - знаете, как все в таких домах слышно? Крякнул, вскрикнул, чихнул - все на слуху.

Именно это и имели подспудно в виду питерские депутаты, когда получили требование изменить закон, «поскольку жалоб поступает много». Ну, представьте: вы старшеклассник, и классная дама велит сочинить закон о каком-нибудь «неоскорбительном внешнем виде в общественных местах» (тоже, кстати, питерская законодательная идея). И начнется после этого: «Сидорова, с юбкой выше пупка, как у тебя, в тюрьму сажать надо!» - «А ты, Петров, на каждом уроке воздух портишь!» - «Марь Иванна, а яйца почесать – это оскорбительный вид?! Че я-то? Это у Пушкина, «К кастрату раз пришел скрипач», пусть Пушкин и выходит!»

Примерное такое обсуждение изменений на сессии ЗАКСа, а также в кулуарах, и произошло. И журналисты, выставившие питерских законодателей идиотами, нарисовали вполне адекватную картину происходящего.

Но если в Москве в Госдуме будут обсуждать закон об оскорблении чувств верующих, репортажи будут полны описаний точно такого же идиотизма. По той простой причине, что «оскорбление чувств» никакими законами не отрегулировать. Многих пламенеющих православных будет оскорблять все, что пламенеет тусклее, чем они. Их будут оскорблять атеисты, агностики, мусульмане, буддисты, католики, протестанты и православные автокефальных церквей (православные на Кипре, например, во время службы сидят). А дарвиниста будет оскорблять, что в XXI веке существуют люди, верящие в создание мира за 6 дней. И если для православного икона свята, то для мусульманина сама идея изображения Бога есть кощунство. В вопросах веры регулирование чувств законом ведет только к разжиганию страстей и произволу, то есть к созданию преимуществ для определенных групп. Это видно уже сейчас, когда ряженые казаки срывают открытие светских выставок, и на них закон о митингах не распространяется (зато он распространяется, вопреки закону, даже на одиночные пикеты, когда они против власти).

Идиотизм законодателей есть следствие ситуации, когда они никакие не законодатели, а школьники в классе, где самоуправление – это так, сбоку бантик. А настоящая сила – за директором. И если что-нибудь пикнешь против, то получишь массу неприятностей – вплоть до волчьего билета вместо аттестата.

Вот почему питерские депутаты жалуются на «непрофессиональных» журналистов, но никто из них не скажет губернатору Полтавченко: «Вы, прощения просим, принятия глупостей от нас требуете, потому что тишины неисполнимыми законами не достигают. Вы, хуже того, потакаете лености жалобщиков на шум, которые, вместо того чтобы организоваться для решения проблем, ждут готовенького от властей. Вы развиваете патернализм. Вы, хуже того, дискредитируете власть, заставляя нас выглядеть клоунами и идиотами. И максимум, что в результате ваших действий изменится – так это пара озлобленных теток начнут кошмарить влюбленных за стеной. Так что заберите свои предложения обратно, поскольку законодатель здесь мы, а вы – кремлевский назначенец. Лучше, вон, статью Губина почитайте».

Но ведь не скажут.

И депутаты в Москве тоже не скажут, когда им в законотворчестве в очередной раз придется выглядеть идиотами «по многочисленным просьбам трудящихся».

Так что идиотами им выглядеть придется. Чтобы не выглядел идиотом директор школы.

Дмитрий Губин, «Огонек»-Ъ

Перейти на страницу автора