Про людей и лядей

Мои бабушка с дедушкой надеялись, что я буду жить при коммунизме. Папа и мама думали, что их сын вырастет при капитализме. Но я живу при феодализме. И мне это уже чертовски надоело.


© Скориков Иван

Мои бабушка с дедушкой надеялись, что я буду жить при коммунизме. Папа и мама думали, что их сын вырастет при капитализме. Но я живу при феодализме. И мне это уже чертовски надоело.

Третий день подряд вся Украина истерит на тему «что будет дальше?». Дальше – в смысле после выборов. Вот чудаки! После выборов все будет то же самое, что и до выборов.  Ни больше, ни меньше.

Если кто не знает – напомню. До выборов Партия регионов с изяществом бульдозера крала. Имущество, предприятия и земли. Крала вдохновенно, с аппетитом и почти не жуя. В том же Крыму накануне выборов сотрудники детского лагеря «Артек» били в там-тамы, призывая к себе на помощь медиа-жрецов. Но расклад сил накануне голосования был интереснее, поэтому все эти отчаянные камлания остались без внимания. А жаль.

Жаль потому, что детский лагерь «Артек» - это самый показательный пример того, как у людей исчезает почва под ногами. Причем не в переносном смысле – избавьте меня от сложных метафор. Все буднично и донельзя практично. Детский лагерь «Артек», если кто вдруг не знает, – это бывшая крымская всесоюзная здравница для детей. Символ, вымпел и знамя. В советские годы занимал порядка 340 га земли – в эту территорию входили окрестные виноградники и теплицы. Потом сельское хозяйство отдали местному колхозу и территория сократилась до 228 га. На эту площадь после развала Союза в 90-е годы детский лагерь получил госакт.

Затем горсовет Ялты решил, что столько земли детям незачем, и «отпилил» изрядный кусок. После многолетних войн в 1997 году «Артек» получил новый госакт – уже примерно на 216 га. В 2004 году накануне Майдана гурзуфский поссовет (на территории которого находится лагерь) взял акт «на посмотреть», уничтожил его и дал старт новому земельному дерибану.

«Оранжевая революция» немного смешала планы тогдашних чиновников. Руководство лагеря поменялось, а новый директор в 2009 году восстановил госакт на землю. За исключением одного нюанса – территория лагеря осталась прежней (около 216 га), а вот ее местонахождение уже было «сдвинуто».

Тут надо понимать один простой момент. В госакте на землю территория закрепляется на карте – речь идет о конкретных координатах. А если госакта нет, то участок можно «передвинуть» на сотню метров вправо или влево – освободив, например, прибрежную территорию за счет «добавления» окрестных скал и прочего непригодного для освоения земельного «шлака». Что и произошло с «Артеком» за пять лет земельной неразберихи.

Дальше – больше. В 2010 году после победы на выборах Виктора Януковича директором «Артека» назначают бывшую учительницу из донецкой области Елену Поддубную. И уже спустя полтора года она заявляет, что госакта на землю лагеря – не существует. И это притом, что на момент ее назначения на должность директора весь пакет документов лежал в администрации «Артека», а его копии – в поссовете Гурзуфа, крымском Совмине и госуправлении делами президента, которому и подчиняется детская здравница.

Это не бред и не преступная халатность. Это тупое воровство. Потому что теперь ничто не мешает любым заинтересованным лицам забирать участки «артековской» земли под индивидуальное строительство. Тем более, что каждый квадратный метр в этих краях стоит не одну тысячу долларов.

«Артек» подчиняется напрямую госуправлению делами президента. Того самого, что украл и переоформил на себя государственную резиденцию «Межигорье». На территории которой позже было зарегистрировано охотничье хозяйство «Кедр», которому безропотные крымские депутаты передали 8 тысяч га (!) южнобережной крымской земли. Еще раз – восемь тысяч гектаров! Включая территорию знаменитого Аю-Дага (одной из визитных карточек полуострова - «Медведь-горы»)! Чтобы там могли охотиться высокие гости, крымские лесничие за госсчет закупили и выпустили в теперь уже частные леса несколько тысяч фазанов. А местные «регионалы» бурно радовались в интервью тому, что, наконец, нашли «бесхозным землям» «эффективного собственника».

В этот момент хочется звонко выругаться, но формат не позволяет. Зато опыт позволяет подсказать всем тем, кто с глубокомысленным видом рассуждает о будущем – обернуться на недавнее прошлое. Вот что нас ждет, причем по всей стране. Просто в тех регионах, где из достопримечательностей – лишь камыши да заводы – новое будущее будет не сразу бросаться в глаза.

И хохлосрач тоже устраивать не нужно. Потому что все «виртуальные» украинофобы в реальной жизни – точно такие же терпилы, как и жители бывшей советской республики. На всем постсовке, включая Россию, власти точно так же конвертирую последние оставшиеся общественные блага в личные. Помните у Оруэлла в «1984» чиновники Министерства Правды каждый день переписывали историю? По логике вещей нам тоже должны скоро повымарывать из книг упоминания о местах, перекочевавших в разряд фамильных имений и частных фазенд. Чтобы и духу не оставалось о таком излишестве, как общественные парки, леса и пляжи. «Артек»? Какой такой «Артек»? Не выдумывайте, не было такого никогда…

Я не верю, что новый украинский парламент что-то сможет изменить. Не сможет. Ни боевитые националисты, озабоченные чистотой крови и правильным произношением. Ни пестрые «ударовцы», которые еще даже не успели перезнакомиться между собой. Ни «Батькивщина», которая вообще не знает других маршрутов, кроме как из парламента на телестудию. Моя единственная надежда – на кризис.

Потому что когда он грянет со всей своей отложенной мощью, паукам в бело-голубой партийной банке придется кем-то из своих жертвовать. Потом еще раз, затем снова и опять. И в этот момент мы все будем с чувством глубокого удовлетворения наблюдать за боями без правил в высших эшелонах власти. Может, конечно, случиться и так, что власть решит на алтарь кризиса положить бюджетников, но и тогда сочувствие будет последним, что испытает страна ко всем тем, кто кормил чудовище с рук, надеясь на его благосклонность.

Павел Казарин

Перейти на страницу автора