Маленькая девочка с арфой

Сокрушаться о временах, нравах, бессердечных гастарбайтерах-водителях и равнодушных пассажирах немного преждевременно. Что-то в этой истории не складывается.


© Фото Евгения Шабанова

Я как-то разговаривал с одной хорошей женщиной и она показала мне фотографию дочки. Дочке около двадцати, очень-очень симпатичная, учится и работает в модельном агентстве. Я похвалил (вполне искренне) девочку (тем более - она моя читательница :) ), и разговор продолжился.

- Она у меня очень самостоятельная, - рассказывала мама девочки. - В конце девяностых... ну, сами понимаете, как тогда всем жилось... А у меня муж умер. Я работала с утра до ночи. Все равно на жизнь не хватало. Если бы не бабушка в деревне... Я в субботу дочку сажала в электричку, сама шла на работу. А она приезжала на станцию, потом на маршрутке ехала, потом пешком немножко шла... бабушка ее кормила, а вечером обратно отправляла, с продуктами. Яйца, молоко, пирожки...

У меня в голове защелкали колесики арифмометра и что-то там зацепили - глаза полезли из орбит.

- Ей шесть лет было, - подтвердила женщина. - Но она была очень ответственная и самостоятельная. Я сейчас про это вспоминаю - ужас! А тогда... ну не было иного выхода, никакого. Я с утра до вечера на работе. Бабушка старенькая. Дочке приходилось ездить за продуктами в деревню...

Я вам ответственно подтверждаю - это хорошая женщина, которая обожает дочь, а дочь любит маму. Но время было такое. И другого выхода у них, вероятно, и впрямь не было.

А вот вчера я смотрел телевизор, слушал историю про девочку, которую злой водитель маршрутки высадил на мороз, где она и блуждала до полуночи - и у меня что-то не складывалось в картине.

Дано: девятилетняя девочка ездит одна (!) из Мытищ через пол-Москвы в музыкальную школу, где учится играть на арфе.

У девочки с собой не оказывается денег на билет. У девочки с собой нет и не было мобильного телефона, который нынче есть у любого первоклассника.

Простите, может быть я чего-то не понимаю, но телевидение показало маму девочки на фоне хорошего дома и недешевой машины. Это либо сознательное введение зрителя в заблуждение (?) либо у мамы должна быть возможность купить дочке дешевый или б/у телефон (скажем честно - у большинства людей дома просто валяются два-три старых, но рабочих мобильников). Да даже если это чужой дом и чужая машина (журналистам минус в профессионализм!), то мобильник - не роскошь!

Водителя маршрутки, который повез ребенка, а на половине пути вдруг понял, что у того нет денег и высадил - я еще могу представить. Но с большой натяжкой.

То, что маршрутка была пустая (а именно так говорит девочка) я представить не могу. Ну не поехал бы водитель, не повез бы воздух и безбилетницу.

То, что если в маршрутке были люди, но никто из них не заплатил за ребенка 40 рублей - я тоже не могу представить.

То, что высаженная на полпути девочка восемь часов (!) бродила кругами по окрестностям, не обратившись ни к кому из взрослых, включая полицию и вообще "людей в форме" за помощью - я тоже представить не могу. Это те вещи, которым любой родитель учит ребенка. Мои, к примеру, знают - хотя никуда и никогда одни не ездят.

Совершенно не собираюсь читать нотации незнакомой маме, незнакомой девочке, а также официальным лицам, сурово призывавшим с экрана покарать злого водителя.

Но мне кажется, что в этой истории что-то не складывается. И поэтому я бы поостерегся сокрушаться о временах, нравах, бессердечных гастарбайтерах-водителях и равнодушных пассажирах - мне это кажется преждевременным.

А вот в то, что девочка блуждала по Москве и никто по своей инициативе не спросил, не нужна ли ребенку помощь, не потерялась ли она - я верю легко. :( Потому что у нас успешно формируется общемировая установка: к чужому ребенку лучше не подходить, не заговаривать, помощь не предлагать - а то будет, как в русской народной сказке Лео Каганова о колобке и педофилах.

Сергей Лукьяненко

Прочитать оригинал поста Сергея Лукьяненко с комментариями читателей его блога можно здесь.