Чечня в Бостоне

Теракты в Бостоне обнажают современную трагедию России, где есть особые территории и особые народы, судьба которых является табуированной темой и которые – в прямом и переносном смысле – грозят миру взрывом.


© johanneshirn.photoshelter.com

Подозреваемые в терактах на бостонском марафоне – чеченцы, братья Тамерлан и Джохар Царнаевы. Старший из них, двадцатишестилетний Тамерлан, погиб от ранений, полученных в перестрелке с полицией. Джохару – девятнадцать, и он в момент написания заметки окружен спецназом в одном из домов в пригороде Бостона.

Никто толком не знает пока, что заставило братьев пойти на преступление. Многие американцы, судя по интернет-форумам, готовы увидеть в случившемся привычный мусульманский след. Но Царнаевы, по одной из версий, родившиеся в Киргизии, лишь в течение нескольких месяцев жившие в России более десяти лет назад, и по некоторым данным являющиеся гражданами Турции, не были замечены в участии ни в кавказском бандподполье, ни в международных террористических организациях. Не прозвучало никаких лозунгов или требований. ради чего нужно было взрывать зрителей и участников марафона? Пока наиболее правдоподобная версия состоит в том, что братья мстили США за их агрессивную политику на Ближнем востоке – об этом говорят видео в поддержку Сирии, которые размещал на страницах в соцсетях Джохар.

Возможно, более точные ответы на эти вопросы появятся позже. Сейчас важно посмотреть на ситуацию глазами рядового американца. Это тоже можно сделать, почитав комментарии читателей западных СМИ. Прозвучало главное: бостонские террористы Царнаевы – выходцы из России, сохраняющие культурные связи с родиной. Отец Царнаевых живет в Дагестене, Джохар активно пользуется Вконтакте и прочее. То есть факт первый: перед нами буквально chechenian terrorists, один из главных жупелов официальной российской пропаганды последних пятнадцати лет. Теперь они стали международным феноменом, теракты совершаются не только в Буденновске или в Москве, но и на территории США. Факт второй: для американского обывателя между чеченцем, выходцем из Киргизии и русским как коллективным наследником СССР нет большой разницы. Из-за океана, для неспециалистов всю ситуацию можно увидеть так: русские приезжают со своего Кавказа и устраивают у нас взрывы.

Более утонченные, осведомленные комментаторы, уже проводят параллели с Норд-Остом. Вроде того, что русские же предупреждали, имели горький опыт, а мы вот пустили этих ребят к себе в страну. Есть и совсем продвинутые: “Чеченцы? Господи. Их враг № 1, Россия, проводит в следующем году Олимпиаду, они что, не могли подождать несколько месяцев?”

Пресс-служба Кадырова поспешила откреститься от неправильных чеченцев. По информации Грозного, семья Царнаевых давно уехала из Чечни, а затем из Казахстана отправилась в США, где они получили статус беженцев. В этом заявлении есть понятное желание дистанцироваться от терактов: это не мы вырастили таких чеченцев, это не наши люди. Но дистанцироваться, похоже, уже не получится. Царнаевы – это очевидно именно дети чеченских войн, по сути – непризнанной гражданской войны, растянувшейся уже почти на двадцать лет. Ее корни лежат еще в более глубоком прошлом, в сталинской депортации чеченцев – отсюда киргизский или казахский след семьи Царнаевых. Посмотрите, о чем пишут современные чеченские дети в интернете, о чем они мечтают. Главная их тема – война, бесконечная война, прославление героев.

Делать хорошую мину у грозненских властей в этой ситуации не получится. Теракты в Бостоне обнажают современную трагедию России, где есть особые территории и особые народы, судьба которых является табуированной темой и которые – в прямом и переносном смысле – грозят миру взрывом. Мы делаем вид, что чеченской проблемы больше не существует, что ее успешно решил Кадыров. И обманываем тем самым всех.

Кирилл Мартынов

Прочитать оригинал поста Кирилла Мартынова с комментариями читателей его блога можно здесь.