Народ и Путин — едины

Очередная «прямая линия» тщательно отобранных представителей народа с президентом РФ очень ярко показала две вещи. Во-первых, чего народ хочет от Путина, и, во-вторых, что тот может ему дать.

Очередная «прямая линия» тщательно отобранных представителей народа с президентом РФ, по-моему, очень ярко показала две вещи. Во-первых, чего народ хочет от Путина, и, во-вторых, что тот может ему дать.

Народ хочет достойной оплаты своего труда, высоких детских пособий, бесплатной медицины, образования и хороших дорог. Путин всего этого народу дать не может. Или в силу реального отсутствия возможностей, или из-за того, что даже не планирует решать эти задачи по экономическим и идеологическим причинам.

Зато Путин дает народу образ правителя-отца, защитника от вороватых коммерсантов, равнодушных и не менее жуликоватых чиновников. Он артистично переживает, удивляется, возмущается вместе с народом, обещает защитить и кого надо наказать.

Разумеется, в рамках закона. Того закона, о котором сказал Бомарше: «сурового к слабым и снисходительного к сильным».

Вот молодая женщина, фельдшер «скорой помощи» из Кузбасса, спасшая недавно целую семью, рассказывает Путину, что к тем копейкам, которые она получает от государства в виде зарплаты, ей подарили федеральную прибавку в 3,5 тыс. руб. А медсестры, за человеческие жизни не отвечающие, получили прибавку в 5 тыс. руб. Где справедливость?

Путин отвечает общими цифрами и винит сатрапов на местах - «меченые» деньги до народа не довели. А если б довели, много бы изменилось в жизни таких фельдшеров? Вопрос остался незаданным...

Вот 85-летняя активистка-общественница, специально привезенная из Омской области на встречу с главой государства в Москву, требует от Путина наказать воров из управляющих компаний в сфере ЖКХ. Путин горой за бабушку. Удивлен, возмущен произволом коммерсантов и местных властей. Омского мэра, шутя, поросенком назвал.

А вот уже совсем близкие Путину люди — его доверенные лица: полковник Виктор Баранец и некий молодой человек, представившийся «журналистом, политическим экспертом» (как выяснилось позже - мелкий чиновник) из Перми - просят своего лидера разобраться с теми, кого давно и пылко не любит народ. В том числе, и тот народ, который голосует за Путина.

Речь, конечно, о двух Анатолиях: бывшем министре обороны Сердюкове и экс-младореформаторе Чубайсе.

Путин в очередной раз о Сердюкове: не надо 1937 года, давайте дождемся суда, ибо суд у нас, как известно, независимый и, конечно же, сам решает, кого можно держать за решеткой до суда и после, а кого нет.

Путин о Чубайсе: он ошибался, но шел непроторенной дорогой, изменил вектор нашего развития и вообще не надо так-то уж огульно его обвинять. 22 млрд рублей неэффективных вложений? Это не повод, чтобы говорить о краже. «...Взять так огульно человека, заявить, что он преступник, что он что-то украл – это не по-честному, это неправильно. И мы так делать не будем».

То есть в вольном переложении получается приблизительно так. Если кто-то, скажем аккуратно, неэффективно расходует на миллиарды, то давайте не будем спешить. Дождемся суда, не говоря уж о том, что это ведь экономические преступления (или не преступления — самый гуманный суд решит), по которым надо проявлять гуманизм. Особенно в отношении «людей, которые не могут помешать расследованию».

Бывший всесильный министр обороны и его непосредственные подчиненные, конечно же, никак не могут повлиять на следствие и свидетелей. Пусть даже это следствие одно время намекало на прямо противоположные обстоятельства.

А вот три хрупкие девушки из «Пусси Райт», в течение нескольких секунд помахавшие ногами в церкви и спевшие: «Путин уходи!» - это, конечно, совсем другое дело. Тут, понятно, уже не до гуманизма. Тут мы задействуем всю полицию, чтобы найти их и в наручниках притащить в тюрьму.

Девушки, которые ничего ни у кого не украли, никого не избили и тем более не убили, конечно же, заслуживают, чтобы их посадили еще до суда (даже несмотря на наличие у некоторых из них малолетних детей) и впаяли два реальных года в мордовских лагерях...

Однако вернемся к «прямой линии».

Многодетная семья Кузьменко из Приморья. Мама Елена рассказывает, что пособие на ребенка составляет 5400 руб., а прожиточный минимум в крае 8000 руб. У дочки зуб разболелся, стоматолог взял за лечение 5000 руб. Как жить?

Раньше-то пособие было 1200, напоминает Путин. Стало быть, жизнь стала лучше и веселее.

У Елены Кузьменко, правда, на этот счет свое мнение: «Невозможно существовать на эти копейки! ...В нашем бюджете половина денег уходит за квартиру». Но это, в общем, детали.

Главный вывод из этого общения Путина с его электоратом, как представляется, состоит в следующем. С образом отца народа, с имиджем у Путина все в порядке. Тут он почти всегда попадает в точку. Причем настолько, что народ, в том числе, и не самые последние его представители, вроде того же полковника Баранца, продолжают верить в него, несмотря на то что он в течение 14 лет не оправдывает тех надежд, которые они на него возлагают.

Уж сколько раз просили его снять, посадить, отстранить того же Чубайса? Не снял, не посадил и даже не отстранил его от госкормушки. Больше того, в который уже раз защитил, прикрыл его своей широкой спиной Владимир Владимирович.

Но народ все равно искренне верит, что когда-нибудь как возьмет, как посадит. Главное правильно донести до президента эту мысль...

Или те же детские пособия. Уж сколько раз просили Путина повысить их хотя бы до нашего убогого прожиточного минимума? Не повысил, несмотря ни на какие тучные годы и фантастические цены на нефть в течение 10 лет кряду.

И что? Каков результат? Верим, любим, надеемся!

Непонятно, правда, на что, на кого и почему... 

Александр Желенин

Перейти на страницу автора