Праздник коллективного бесправия

Уровень неудовлетворенности в обществе постепенно возрастает. Однако недовольство накапливается под спудом: выйти и защитить свои права в день, который формально для этого и предназначен, никто не хочет.


Абсолютное большинство читателей «Росбалта» с пессимизмом смотрят на происходящее в России. Разумеется, социологические опросы, проведенные тем же ВЦИОМ или Левада-Центром, такого уровня общественного пессимизма не демонстрируют. Однако даже по данным профессиональных социологов, уровень неудовлетворенности в обществе постепенно возрастает. Однако недовольство накапливается под спудом: выйти и защитить свои права в день, который формально для этого и предназначен, никто не хочет.  

По данным опроса, проведенного на сайте «Росбалта»,  лишь 9% опрошенных утвердительно на вопрос «Разделяете ли вы оптимистичный настрой Владимира Путина в отношении происходящего в стране?» Таким образом, не согласны с президентом более 90% читательской аудитории. Конечно, данные цифры не стоит проектировать на российское общество в целом. Зато удивительно интересно они перекликается с планами большинства россиян на предстоящий Первомай. Несмотря на высказанный через голосование в Интернете уровень пессимизма, можно с уверенностью сказать, что большинство проголосовавших намерены отправиться 1 мая в мини-отпуск или на дачу. На протестные митинги они не выйдут. Тем более, что по-настоящему протестных демонстраций в России в день расстрела чикагских рабочих проклятыми капиталистами и не ожидается. 

В большинстве постсоциалистических стран 1 Мая осталось выходным днем. По разным формальным причинам, его не стали отменять. Но если в той же Польше или Чехии в этот день на митинги выходят для того, чтобы высказать свое недовольство политикой властей или руководителей конкретных предприятий, то на пространстве бывшего СССР Первомай еще в советский период выродился в демонстрацию лояльности властям со стороны «карманных» профсоюзов. И с тех пор ничего не изменилось.

Кто выходит на первомайские демонстрации в странах Евросоюза? Безработные, требующие обеспечить им право на труд, фермеры и прочие селяне, добивающиеся снижения налогов и роста дотаций от государства, даже офисные служащие. Причем столь активно выступающие в качестве «нового пролетариата», а вовсе не «офисного планктона», что к традиционным серпу и молоту на прокламациях иногда добавляют ноутбук.

Кто выходит на первомайские митинги в Москве? Руководство официальных профсоюзов, специально для этого прибывшее из Швейцарии, где оно, видимо, на месте изучает опыт ленинской борьбы с режимом в эмиграции. Первые лица государства в эпатажных белых френчах, как год назад Дмитрий Медведев, демонстрирующие свое «единение» с народом. Сам «народ» привезенный в Москву автобусами, как в лучшие застойные годы, и сразу после демонстрации разбегающийся по магазинам. И хоть бы кто из этой толпы пошел в официально созданные Гайд-парки, чтобы немного поругаться. Но нет, абсолютно искренняя радость, обычно, написана на лицах людей, шагающих в колоннах митингующих. «Мир, труд, май», хорошая погода, начало настоящей весны, предвкушение поездки на дачу или на шашлыки, молодые девушки в коротких юбках, бодрые парни в обтягивающих мощные торсы футболках… «Первомай в парке в советском стиле», открытие пляжа в «парке имени отдыха», джазовый фестиваль – и никаких протестов.

Недовольным просто нет места на этом празднике жизни. Оппозиционно настроенные горожане вместо Первомая выбирают то ли пятое, то ли шестое мая. Кстати, 6-го мая у россиян теперь появился еще один праздник. Конечно, не годовщина разгона митинга на Болотной площади, но «День герба и флага», который можно красочно отпраздновать лояльной публике. А 21 мая в столицу намерены приехать постучать «Калашами» на горбатом мостике у Дома правительства их формальные антагонисты с «Ижмаша», находящегося, по утверждению представителей его независимого профсоюза, на грани банкротства.  

Ни «трудяги», ни «креаклы» даже не пытаются покуситься на «святое» 1 Мая, хоть исторически это и день, когда люди должны защищать свое право на труд. Советский строй сумел вывернуть наизнанку такие понятия как независимость профсоюзов, защита трудящихся, борьба за свои права. И если упругое сознание людей в странах, недолго бывших частью соцлагеря, быстро вернуло «советским» праздникам их былой смысл, то наш собственный «расстрел чикагских рабочих», который, наверняка, станет в далеком будущем символом защиты прав «российских трудящихся», похоже, еще просто не случился.

Иван Преображенский 

Перейти на страницу автора