База отсчета

Как ответит Кремль на погром в Бирюлево? Проще всего спрогнозировать это, исходя из прошлого опыта. То есть поведения власти после беспорядков на Манежной площади или разгона митинга на Болотной площади.

Как ответит Кремль на погром в Западном Бирюлево? Сегодня обсуждаются самые разные варианты. Однако проще всего спрогнозировать будущее, исходя из прошлого опыта. То есть поведения власти после беспорядков на Манежной площади или разгона митинга на Болотной площади.

Пока власти реагируют так, как требовали того участники беспорядков еще несколько дней назад. Полиция уже не защищает Покровскую плодоовощную базу от погромщиков, как в воскресение вечером, а сама взяла ее в кольцо. Задержано около 1200 мигрантов, в числе которых наверняка окажутся и граждане России с Северного Кавказа, и выходцы из закавказских государств, и приезжие из среднеазиатских республик. Правовых оснований для задержания абсолютного большинства из них, разумеется, никаких нет. Если не считать таким основанием обнаруженный на территории Покровской плодоовощной базы автомобиль с оружием и деньгами. Впрочем, он вряд ли мог быть собственностью 1200 человек сразу.

Тем не менее, иного пути власть не видит. Как и после беспорядков на Манежной площади, организованных радикальными националистами после убийства Егора Свиридова. Вначале надо остановить новые беспорядки – тут у полиции сценарий отработан. Погромщиков и протестующих задерживают, после чего, продемонстрировав силу, выполняют их требования. Причем с таким рвением, чтобы все поняли – коллективной ответственности за неизвестного убийцу Егора Щербакова не избежать ни одному темнолицему гражданину неславянской внешности.

Люди видят едва ли не в прямом эфире (как вчера в начале беспорядков) закрытие плодоовощной базы, снабжающей большинство московских рынков и мелких магазинов овощами и фруктами, аресты мигрантов, ну и, разумеется, аресты националистов и провокаторов, которых уже обнаружил в Западном Бирюлево глава МВД Владимир Колокольцев. Он, кстати, не может не знать реальной ситуации в районе, поскольку руководил долгое время ГУВД Москвы, а бирюлевские проблемы последние годы только усугублялись.

Затем, кого-то из арестованных мигрантов депортируют, кого-то (причем, скорее всего, настоящих правонарушителей) под шумок и вовсе отпустят. Мало кто сомневается, что коррупционная машина продолжает работать и в подобных бирюлевским экстремальных условиях. Это если говорить о тех, кого называют в полиции мигрантами.

Сложнее будет с участниками бирюлевского погрома. Это очень разнообразная людская масса. Тут, наверняка, и радикальные националисты, и случайные прохожие и бирюлевцы, пришедшие на сход, крывшие последними словами полицию, но не переворачивавшие машин и не штурмовавшие торговый центр и плодоовощную базу. Для них дела по статье «хулиганство» уже возбуждены. Многие, правда, пугают, что прецедент, созданный на Болотной площади, неизбежно заставит власти возбудить и всерьез расследовать также уголовное дело в связи с организацией «массовых беспорядков».

Однако очевидно, что события в Западном Бирюлево власть оценивает по иным критериям. Это не новая «Болотная площадь», требования которой касались основ действующего политического порядка. Это именно «новая манежка», самое радикальное требование которой: «Россия для русских». Лозунг этот очевидно экстремистский и националистический, но лично власти Владимира Путина он не угрожает. Даже столичная мэрия может быть более или менее спокойна.

Так что с Болотной площадью сходство, в случае с Западным Бирюлево, только кажущееся. Она не будет прецедентом для создания «бирюлевского дела». Зато для так называемых «болотных» фигурантов разгром плодоовощной будет весьма неприятным событием. Как и, например, для участниц группы Pussy Riot. Ведь этот бунт неизбежно станет аргументом для тех (например, для некоторых членов Общественной палаты), кто выступает против массовой амнистии в честь двадцатилетия Конституции, предложенной Советом по правам человека при президенте. Ведь участники «бирюлевских событий», очевидно, также попадают под эту амнистию, что будет использоваться для ее ограничения.

Что касается Манежной площади, то это настоящий прецедент для Бирюлево. Там тоже не было политических лозунгов, зато были серьезные политические последствия. Ведь беспорядки, последовавшие 11 декабря 2010 года за убийством в Москве Егора Свиридова, буквально изменили политический ландшафт России.

Некоторые аналитики, например, уверены, что именно Манежная площадь стала одним из главных, если не ключевым аргументом для возвращения на пост президента Владимира Путина. Другие говорят, что именно после тех беспорядков начали планироваться репрессивные меры, испробованные впоследствии на участниках протестов 2011-2012 года. Тогда же нынешняя российская власть впервые открыто брала себе на вооружение националистическую риторику крайнего толка, которую использовала в 2013 году во время предвыборной кампании.

Стало быть, события в Бирюлево неизбежно станут аргументом для нового ужесточения политики, вопреки слабым заявлениям о наступающей либерализации. Не будет российская власть изобретать велосипед, да и не сможет, поскольку ни персонально, ни качественно она с 2010 года не изменилась. Условные рефлексы ее остались все теми же.

Например, в ближайшее время наверняка можно ждать серьезных изменений в законодательстве – в сторону введения новых репрессивных практик. Амнистия будет серьезно урезана, если не сказать, что похоронена. Ну а вопрос с кандидатом на пост президента в 2018 году как-то сам собой отпадет.

Так что нет в России другой альтернативы фашизму, кроме власти, способной оказать противодействие и этнической преступности. Нет – и не будет. А тот, кто считает иначе, как минимум, будет назван хулиганом, а может даже и организатором массовых беспорядков.

Иван Преображенский

Перейти на страницу автора