Об истоках и смысле консерватизма

Консерватизм, который власть предлагает сделать ведущей идеологией России, базируется на пресловутых традиционных ценностях, о которых так любят сейчас говорить. Однако ценностей этих, как выясняется, не так уж и много.


© Фото Ксении Булетовой

Одной из тем, поднятых на «большой» пресс-конференции Владимира Путина, вновь стали консерватизм и традиционные ценности.

Отвечая на вопрос корреспондента CNN, президент в который уже раз подтвердил свои политические взгляды, начав, впрочем, издалека. «Известно, что в Советском Союзе доминировала одна идеология. И как бы мы к ней ни относились, но там были и достаточно понятные, по сути, квазирелигиозные ценности». «..... Кодекс строителя коммунизма, если почитаете, это жалкая копия с Библии: не убей, не укради, не пожелай жены ближнего своего. В Кодексе строителя коммунизма все есть, только изложено примитивным языком и сокращено до безобразия», - сказал Путин.

Тут невозможно не привести воспоминания одного из авторов этого пресловутого «Кодекса», известного советского журналиста и политолога Федора Бурлацкого, который изложил свою версию того, как этот документ создавался.

«Дело было в Подмосковье, на бывшей даче Горького. Шел 1961 год. С группой консультантов ЦК КПСС я работал над программой партии ― с начала и до конца. Нашей группой руководил секретарь ЦК Борис Николаевич Пономарев, а непосредственную работу осуществлял его зам ― Елизар Ильич Кусков(...).

Как-то утром, после крепкой вечерней пьянки, мы сидели в беседке и чаевничали. Елизар мне и говорит: Знаешь, Федор, позвонил «наш» (так он звал Пономарева) и говорит: «Никита Сергеевич Хрущев просмотрел все, что вы написали, и советует быстро придумать моральный кодекс коммунистов. Желательно в течение трех часов его переправить в Москву».

И мы стали фантазировать. Один говорит «мир», другой ― «свобода», третий ― «солидарность»… Я сказал, что нужно исходить не только из коммунистических постулатов, но и также из заповедей Моисея, Христа, тогда все действительно «ляжет» на общественное сознание(...) Буквально часа за полтора мы сочинили такой текст, который в Президиуме ЦК прошел «на ура».

Итак, запомним: Кодекс строителя коммунизма был создан по заказу генсека и «после крепкой вечерней пьянки»... И только в 1961 году. До этого в СССР благополучно обходились и без него. И в великой войне без него как-то победили, и в космос прорыв совершили, и военного паритета с США тоже без морального кодекса как-то достигли.

Что до отцов коммунизма, то если бы им довелось услышать это нелепое словосочетание: «моральный кодекс строителя коммунизма», то они, не признававшие никаких кодексов, рамок и уж, тем более, морализаторства, скорее всего, в ужасе схватились бы за головы. Сама идея создания некоего обязательного коммунистического канона могла прийти в голову только такому малограмотному деятелю, как Хрущев.

«Этот кодекс уже почил в бозе, его не существует, - просвещает дальше американскую журналистку Путин, - новое поколение граждан России, молодые люди вообще не знают, что это такое. А ему на смену могут прийти только те самые традиционные ценности, о которых вы сказали. Без этих ценностей общество деградирует. Безусловно, мы должны к ним вернуться, понять их ценность и на базе этих ценностей двигаться вперед. … Это, конечно, консервативный подход, но напомню еще раз слова Бердяева, что консерватизм – это не то, что мешает движению вперед и вверх, а то, что препятствует движению назад и вниз. Вот это, на мой взгляд, очень верная формула. Эту формулу я и предлагаю, по сути».

Что до ссылки на Николая Бердяева, то этот философ часто высказывал, мягко говоря, спорные идеи, базировавшиеся в основном на его сугубо личных, субъективных ощущениях и представлениях, нежели на реальных фактах. Например, он писал, что вид беременной женщины вызывает у него отвращение, а вид влюбленной пары — тоску. Что, тоже возьмем это на вооружение?

Иногда Бердяев, конечно, высказывал некоторые интересные мысли. Скажем, в работе «Истоки и смысл русского коммунизма» он писал, что тоталитарность русского сознания во многом объясняется тоталитарностью православного сознания, когда та или иная идея воспринимается русским человеком тотально, целиком и полностью, без вариаций и изъятий — будь то идея бога, или противоположная атеистическая идея, или коммунистическая. Но, как раз эти соображения сейчас не обнародуются.

Общество, базирующееся на консервативных ценностях, в XX веке уже имело место. В наиболее ярком виде оно было реализовано Гитлером в Германии и Муссолини в Италии. По сути дела, такой гибрид и есть фашизм - в его наиболее очищенном стерильном виде. Не случайно свое время писатель Эрнест Хемингуэй, лично беседовавший с Муссолини в 1930-е годы, определил фашизм, как крайний консерватизм...

Этот самый консерватизм как раз и базируется на пресловутых традиционных ценностях, о которых так любят сейчас говорить. Ценностей этих, как выясняется, на поверку не так много. Незадолго до последней пресс-конференции, в своем очередном послании парламенту президент назвал их. Это, по его мнению, ценности «традиционной семьи, подлинной человеческой жизни, в том числе и жизни религиозной, жизни не только материальной, но и духовной, ценности гуманизма и разнообразия мира».

Что касается двух последних, то к традиционным они, строго говоря, никак не относятся. Гуманизм — действительно, ценность, но пришедшая к нам с Запада. Что до «разнообразия мира», мультикультурализма, то этим вещам мы также обязаны Западу. Да и там эти идеи оформились лишь во второй половине прошлого века.

Что остается из «традиционных ценностей», перечисленных Путиным? Традиционная семья? Та самая, в которой муж всегда прав, потому что он муж? Эту «ценность» очень емко формулирует герой фильма «Москва слезам не верит» Гоша в исполнении Алексея Баталова: «Теперь все решения в нашей семье буду принимать я, только на том основании, что я - мужчина». Вот, что нам нужно? Всегдашняя правота одного из членов семьи, основанная исключительно на его половой принадлежности. Плюс, конечно, религиозность. Браво!

Впрочем, при ближайшем рассмотрении, выясняется, что и в этом ничего уникально российского нет. Все те же «Kinder, Küche, Kirche» (нем. - дети, кухня, церковь) — лозунг популярный в бисмарковской Германии и нацистском рейхе.

Впрочем, не исключаю, что не только мужчины, но и многие российские женщины на словах поддержат призыв к консерватизму. При том, что современная российская (как и европейская, и американская) женщина играет и в личностной, и в семейной, и в общественной сферах далеко не только роль матери, домохозяйки и хранительницы домашнего очага. Пусть кто-нибудь попробует покуситься на ее реальное положение в современном обществе. На ее роль эффективного менеджера, и самостоятельного во всех отношениях человека. Пусть кто-нибудь, например, попробует запретить разводы (инициатором которых в современной семье, как раз чаще выступают именно женщины) или аборты... После подобного даже с путинской популярностью усидеть в кресле президента вряд ли удастся.

Получается, что консерватизм современной российской власти выражается лишь в подыгрывании ксенофобским и гомофобским предрассудкам россиян, а также дирижировании искусственно создаваемым «управляемым хаосом» в собственной стране.

Александр Желенин

Перейти на страницу автора