Шаг к человеческой истории

Какую альтернативу европейскому выбору может предложить украинцам нынешняя Россия? Вечную зависимость от чужого газа, ценности в виде «духовных скреп», авторитарную несменяемую власть? Многие ли украинцы хотят именно этого?


© Фото Даниила Грачева

Масштаб, ожесточение и продолжительность противостояния на Украине беспрецедентны в ее новейшей истории. Эти события, которые уже перекинулись из Киева в другие регионы страны, можно сравнить лишь с тем, что происходило во время гражданской войны 1917-1920 годов.

В официальных российских СМИ нынешние украинские события оцениваются исключительно сквозь призму мифического противостояния России и Запада, которого (противостояния), как хорошо показали участники недавнего «круглого стола» в «Росбалте», посвященного российско-германским отношениям, на самом деле нет. Экономическое и политическое сотрудничество главной страны ЕС - Германии с Россией, как развивалось все последнее время поступательно, так и развивается.

В то же время, сравнение нынешних украинских событий с делами почти столетней давности, как представляется, совершенно оправдано, так как нынешняя украинская революция (надо, наконец, назвать вещи своими именами) «доделывает» то, что, в силу разных причин, не было сделано украинской революцией 1917-1920 годов, революцией «сверху» 1991 года и «оранжевой» революцией 2004-2005 годов.

И в первом, и во втором, и в третьем случаях перед Украиной стояли две основные и до сих пор до конца не реализованные задачи: национальная и буржуазно-демократическая.

Под национальной задачей я имею в виду обретение этой страной национальной независимости не в формальном (как это произошло в 1991 году), а в полном смысле этого слова.

Чисто юридически Украина, конечно, и сейчас независимое государство. Однако на деле она все еще крайне зависима от своего северного соседа, который это обстоятельство постоянно подчеркивает регулярными отключениями газа, произвольными запретами на ввоз то одних, то других украинских товаров и попытками вмешательства во внутриукраинскую политику. Достаточно вспомнить, как бесцеремонно это делалось во времена пребывания у власти Виктора Ющенко и Юлии Тимошенко... Отказ Януковича от подписания соглашения об ассоциации с ЕС и разворот в сторону Москвы стал последней каплей, переполнившей терпение украинской общественности.

Что касается собственно буржуазно-демократических задач Украины, то они состоят не в формальном провозглашении соответствующих принципов (де-юре, Украина - буржуазно-демократическая страна, в которой есть и частная собственность, и выборы, и основные политические и гражданские права и свободы), а в их фактическом внедрении в общественную жизнь.

Единственной гарантией этого украинцам видится европейский путь развития.

Можно сколько угодно упрекать их в том, что это идеализм, что Евросоюз в отношении Украины тоже не бескорыстен, что буржуазная демократия не манна небесная и имеет свои границы и в Европе. Но, во-первых, без абсолютизации тех или иных идей не обходится не одна революция. А во-вторых, какую альтернативу Европе может сегодня предложить украинцам путинская Россия? Вечную зависимость от российского газа, традиционные ценности в виде патриархальной семьи и религии, авторитарную несменяемую власть?

Многие ли украинцы точно уверенны, что это именно то, что им сейчас больше всего нужно?

На данном этапе развития украинской революции ее основные задачи состоят в приведении фактического состояния общества к юридически зафиксированному. То есть, в превращении формальных демократии и независимости в демократию и независимость реальные.

Европа, европейский выбор Украины для протестующих в Киеве и ряде других городов страны четко ассоциируются с прозрачными, разумными правилами экономической и политической жизни, с ответственной властью, честными судами и полицейскими. То есть, со всем тем, чего нет на Украине, к чему она так стремится и чего, увы, не может дать ей нынешняя Россия.

Состояние украинского общества накануне начала столкновений в Киеве - это почти точная калька с российского общества, за минусом нефти и газа, которых в Украине мало, а в России много. Та же чудовищная коррупция чиновников всех уровней, тот же произвол и продажность правоохранителей – полиции (бунты против нее и нападения на милиционеров начались еще прошлым летом), судов и так далее. Та же беспомощность маленького человека перед этой жуткой машиной воровства и насилия.

Разница лишь в ответе украинского общества, которое взрывается уже второй раз всего за каких-то девять лет. Этот ответ страшно пугает плутократические «элиты» по обе стороны российско-украинской границы. Потому что с народным протестом невозможно «договориться», его нельзя купить.

Помните, как совсем недавно на своей пресс-конференции Путин спрашивал украинского журналиста: сколько вам надо? Оказалось, нисколько. Всего российского бюджета не хватит, чтобы залить украинский пожар. Причем купить украинский протест не получается ни у северного соседа, ни у своих политиков-оппозиционеров.

В России акцентируется внимание на наличие в рядах восставших крайних украинских националистов, политическим воплощением которых является Олег Тягнибок и его партия «Свобода». Однако, во-первых, эти люди на Майдане в меньшинстве, что сами и признают.

Во-вторых, практика, в том числе, и российских протестов, как начала 1990-х, так и 2011-2013 годов, показывает, что очистить общегражданский, в целом широко демократический протест от националистических наслоений, сделать его политически стерильным никогда не получается. В-третьих, тот факт, что два других оппозиционных лидера - Арсений Яценюк и Виталий Кличко националистами в полной мере не являются, старательно обходится стороной.

Кроме того, давайте вспомним, как долго демократическая общественность России колола глаза сторонникам свергнутого Борисом Ельциным Верховного Совета тем, что они «коммуно-фашисты» и «красно-коричневые», только за то, что в их рядах действительно был отряд баркашовцев и несколько политиков-националистов. То, что большинство других участников того сопротивления к фашистам нельзя было отнести никоим боком, тогда не обсуждалось. То же получилось и в 20011-2013 годах, когда на общегражданские акции протеста в Москве выходило до трети националистов.

Примерно схожую картину мы видим сегодня и на Украине. Российского и украинского постсоветского, постдемократического обывателя власти и аффилированные с ними СМИ в обеих странах пугают «бандеровцами» и «нацистами» с Майдана. Таковые там, конечно есть. Но я взял слова «бандеровцы» и «нацисты» в кавычки, поскольку таковые, как было сказано, не составляют там большинства, в то время, как подобные ярлыки намеренно навешиваются на всех участников великих событий, разыгрывающихся сейчас в Киеве.

Важным фактом является и то, что сегодняшний Майдан в массе своей ни из одного известного политика не делает иконы. Что выгодно отличает его от Майдана 2004-2005 годов, который, как мы помним, молился персонально на Виктора Ющенко и Юлию Тимошенко. При этом дисциплина, самоорганизация, координация участников и активистов нынешнего Майдана находится на самом высоком уровне.

Прогнозировать чем закончится великое противостояние на Украине дело неблагодарное. Цивилизованным выходом из него стало бы, конечно, согласие Януковича на досрочные президентские и парламентские выборы. Думаю, что вариант с украинским Тяньаньмэнем, предполагающим закатывание митингующих под гусеницы танков, на Украине маловероятен, поскольку в этом случае у последних будет полное моральное право (которым они наверняка воспользуются) тоже взяться за оружие.

Однако главный вывод, который можно сделать из всего этого, состоит в том, что украинские события, наряду с арабскими революциями, составляют часть всемирного процесса перемен, охватывающего мало-помалу весь мир.

На фоне восстаний последних лет на Арабском Востоке, в Турции, Сирии, на Украине, в меньшей степени, в России, все разговоры об особом пути этих стран, о вмешательстве «внешних сил» (несмотря на то, что полностью исключать подобное вмешательство было бы неверным), выглядят убогим анахронизмом.

То, что мы наблюдаем в последние годы в мире - это естественное (подчеркнем это слово) выравнивание политических, экономических, социальных систем всех государств Земли до стандартов евроамериканской модели капитализма. Просто в силу большей прогрессивности, большей эффективности, а значит и большей привлекательности этой модели. Рано или поздно к этим стандартам придут и Китай, и Северная Корея, и Россия, и страны Центральной Азии.

И это отнюдь не будет означать пресловутого «конца истории». Наоборот, этот шаг станет прологом к собственно человеческой истории.

Александр Желенин

Перейти на страницу автора