Войны не будет – она есть

Украины больше нет, и взаимная ненависть ее осколков почти исключает их мирное сосуществование. Ссорятся друзья, распадаются семьи, оппонентов слушают лишь затем, чтобы убедиться, свой или чужой. В России происходит то же самое.

Украины больше нет, и взаимная ненависть ее осколков почти исключает их мирное сосуществование. Ссорятся друзья, распадаются семьи, никто не слушает оппонентов. А если и слушает,  то лишь затем, чтобы убедиться, свой или чужой. В России происходит то же самое.

Расчеловечивание русских в майданной лексике. Бюсты Екатерины и Петра в доме беглого генпрокурора Пшонки. «Отступать некуда, за нами Москва», - говорит боец «Беркута» перед атакой на киевские баррикады. «Америка с нами!», - кричит украинский летчик под Севастополем. Внезапные лидеры доселе безглавого и немого русского протеста. Бои с «Правым сектором» в Харькове и Донецке. Обращения киевских наци, крымских татар и московских либералов за помощью к НАТО. Так выглядит сегодня предбанник Третьей мировой.

Родственники с Украины звонят своим в Крым и просят голосовать против России. Мол, вместе победим (кого?), а если нет - они не простят предательства. «У нас четыре тысячи мужиков в военкомат пришли, они готовы с вами воевать», - угрожает знакомому севастопольцу криворожский свояк.  «Какой же ты свояк, если ставишь лояльность киевским самозванцам выше родства? – Возмущается тот. – Ты тогда чужак».

«У нас сильный подъем патриотизма, сознательности и решимости действовать, - пишут мне из Полтавы. - Все понимают, что воевать с Россией бесполезно, но большинство готово. Отставной летчик попросился сегодня в отпуск за свой счет на случай команды из военкомата. Очень расстроили русские артисты со своим письмом поддержки действий Путина. Строится стена. Возможно, надолго. Сложно уже будет разрулить ситуацию».

Еще бы - стена эта, заложенная прорабами перестройки на фундаменте национальной политики большевиков, строилась последние четверть века.

«Сейчас у всех своя крымская реальность, у крымских татар, у русских, украинцев, киевских политиков, журналистов, - пишет журналист из Симферополя Олег Крючков. - Самое страшное, что все эти реальности лежат даже не в разных плоскостях, а находятся в разных галактиках".

"Во Львове захватили прокуратуру - очень хорошо. В Донецке захватили прокуратуру - очень плохо. В Харькове менты не дают захватить администрацию - молодцы менты. В Киеве менты не давали захватить Раду - нехорошие менты. В Симферополе человек с дубинкой - плохой человек. В Киеве человек с автоматом - украинский патриот". Это пишет известный киевский журналист Анатолий Шарий. Он имеет в виду местную прозападную общественность, но такое ощущение, что московскую.

"Люди перестали воспринимать факты, критика потеряна, - продолжает Олег Крючков. - Если ты за белых, тебе все равно, что говорят красные, если за красных - ты не воспринимаешь любые тезисы белых. Идут два параллельных информационных потока, свой для каждой группы».

То, что эти группы вряд ли уживутся в одной Украине, признают сегодня даже западные эксперты.

А как ужиться в одной России тем, кто требует бросить Крым и русских ради шаткого экономического благополучия, и тем, кто считает, что отступать больше некуда?

Здесь такой же раскол. Макаревич осудил Россию, а Кутиков - нет. Коллега-москвичка - за Россию, а ее муж порвал бы российский паспорт, если б не ребенок. Другая коллега-москвичка вышла на митинг в поддержку Украины. «Не пошел я на ваш митинг, - пишет Дмитрий Соколов-Митрич. - Вы не против войны, вы - за. У вас только враг другой».

Это верно. Спор между «путинскими зомби» и «пятой колонной» в Москве идет не об Украине, спор идет о мировом порядке и о месте России в нем. Она пока холодная, но это ровно та же война – с некритичным черно-белым восприятием, дегуманизацией оппонентов и готовностью идти до конца, - в которой гибнут сегодня харьковчане.

Как дальше жить-то будем?

Виктор Ядуха

Перейти на страницу автора