Журналистам в Донецке можно все

Орхан Джемаль оказался возле одного из донецких отделений Приватбанка как раз тогда, когда некие люди в камуфляже «облегчали» его на весьма приличную сумму. Любопытно, что журналисту позволили присутствовать при этом событии.


© Фото Александры Хандрамай

Вчера в Донецке ограбили банк. Было это так: Сидел я с коллегами в гостинице и отписывался. На самом деле я ждал встречи с Александром Бородаем (премьер правительства ДНР — прим. ред.), звонил его помощнику каждый час и каждый раз слышал одну и ту же фразу: «Сейчас это невозможно, попробуйте перезвонить позже». Вот я и писал статью, чтоб время не терять, но водителя держал при себе, вдруг услышу: «Приезжайте, он ждет».

Вот как раз водительский телефон наконец и ожил. Звонил кто-то из его близких родственников и сообщил, что прямо под окнами его квартиры грабят банк. Мы прыгнули с коллегами в машину и помчались под проливным дождем.

По пути водитель рассказал нам, что Приватбанк принадлежит злейшему врагу Донецкой народной республики владельцу заводов, газет, пароходов, а также губернатору Днепропетровской области и главному спонсору украинской национальной гвардии Игорю Коломойскому. Именно через этот банк идут все социальные выплаты, и ополченцы вынуждены мириться с присутствием банка врага, потому что, если банк закроется, городу не поздоровится.

Подъехали. Водитель заскочил к себе домой и вынес мне зонтик. Банк был оцеплен автоматчиками в камуфляже и масках, на одежде некоторых была символика батальона "Восток". Я подумал: «Видимо, грабителей уже заблокировали в помещении банка».

Первая попытка приблизиться провалилась. Завидев камеры, автоматчики нас завернули. Я отметил одну странность, оружие было направлено не на банк, а на подходы к нему. При этом владельцы оружия были "реально на нерве", вскидывали стволы при появлении любой машины или человека. «Видимо, ждут, что сообщники грабителей попытаются разблокировать товарищей», - подумал я.

Спрятав камеру в машину, я решил зайти с другой стороны. С тростью, под цветастым дамским зонтиком, я совсем не был похож на журналиста. Я подошел к вооруженной группке, спрятавшейся от дождя под козырьком над входом в угловом магазине. Вход в банк был в метрах 40 от нас. Ливень как бы объяснял и извинял мое присутствие. Я прислушивался к обрывкам их разговоров: судя по акценту, это были осетины.

Выглянув осторожно из-за угла в переулок, ведущий к банку, я увидел, как люди в камуфляже вытаскивают оттуда мешки и закидывают в кузов грузовика.

- Что тут происходит? - спросил я и в ответ услышал:

- Шел бы ты домой, дядя.

- Я вам не дядя, я журналист.

- А аккредитация есть?

Я показал все документы, их изучили и вернули, ничего не говоря. Спроваживать меня прекратили, но и на вопросы не отвечали.Тем временем мешки были погружены в грузовик, грузчики разбежались по машинам, в те же автомобили уселись автоматчики, перекрывавшие подходы к банку и все они моментально укатили. Только в этот момент до меня дошло, что те, с которыми я беседовал, вовсе не блокировали грабителей, - они стояли на стреме.

Вернувшись в гостиницу, я прочитал в Интернете, что в банке неизвестные взяли 15 миллионов гривен.

Я даже не стал мысленно рассуждать на тему, был ли это грабеж или это надо считать экспроприацией средств, оправданной военным временем, и тем фактом, что Коломойский им враг. Меня просто охватил восторг: это же надо, налетчики были настолько уверены в себе, что прогнать свидетеля «экса» решили лишь тогда, когда он стал слишком назойливым. Ну, а после того как выяснилось, что свидетель не простой, а статусный, то просто проверили мою аккредитацию и даже нехотя смирились с правом журналиста присутствовать при событии.

Вот это свобода слова, вот это права СМИ!

Орхан Джемаль