Одиночество: проблема или ценность?

В обществе потребления возможность проводить время наедине с собой стала доступна очень многим – в том числе тем, кто в ней не нуждается, не воспринимает ее как бесценный ресурс и считает необходимым пожаловаться на это всему миру.


© Фото Надежды Красновой

Результаты исследования, проведенного агентством быстрых свиданий Rendez-Vous в крупных городах России (Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Новосибирске, Нижнем Новгороде, Казани, Челябинске, Ростове-на-Дону, Волгограде, Красноярске), заставили задуматься о том, почему люди стали бояться одиночества.

В ходе анонимного анкетирования были опрошены 2800 россиян в возрасте от 18 до 40 лет. Респондентам задавался вопрос: «Как часто вы чувствуете себя одинокими?». Оказалось, что в Москве более 26% людей в возрасте от 18 до 40 лет чувствуют себя одинокими часто, 52% - иногда, и лишь 12% - редко или никогда. Для сравнения: в Петербурге часто чувствуют себя одинокими 19% жителей, иногда - 51%, редко или никогда - 17%. Менее всего одиноких молодых людей в Казани - 16%.

Как отмечает генеральный директор агентства Rendez-Vous Арина Власова, причиной одиночества жителей мегаполисов является высокий темп жизни, стрессы и развитие социальных сетей, которые создают видимость контакта, но не могут заменить реальное общение.

Стало быть, одиночество – это проблема современного жителя большого города, и с ней надо бороться. Симптоматично, что опрос на такую тему провело именно «агентство быстрых свиданий». А вот как следует трактовать результаты исследования – еще вопрос. Для полноты картины хорошо было бы побеседовать с жителями маленьких городов, а также вымирающих российских деревень, чтобы совсем уж точно знать, где реальная проблема, а где - надуманная.

Да, мы привыкли в последнее время смотреть на одиночество как на психологическую или социальную проблему: когда человек один, ему бывает плохо, и он не становится частью ячейки общества. Но попробуем посмотреть на одиночество с другой стороны – не как на признак неполноценности, а как на ценность.

Помните повесть Антона Чехова «Пари» про человека, который поспорил на миллион рублей, что проведет пятнадцать лет в добровольном заточении в полном одиночестве? Сначала он пил, а потом стал читать книги, прочел их так много, что ему открылась вся мудрость этого мира, перед которой жалкий миллион – совершенное ничто. В итоге человек этот вышел из добровольного заключения за час до назначенного срока.

Поэзия тоже любит одиночество. «Одиночество гонит меня / В комбинированные вагоны, / Разговор затевает / Бессонный, / С головой накрывает, / Как заспанная простыня», - это Александр Межиров. Или вот Белла Ахмадулина: «О одиночество, как твой характер крут! / Посверкивая циркулем железным / Как холодно ты замыкаешь круг, / Не внемля увереньям бесполезным! <…> И я познаю мудрость и печаль, / Свой тайный смысл доверят мне предметы / Природа, прислонясь к моим плечам / Объявит свои детские секреты / И вот тогда из слез, из темноты / Из бедного невежества былого…» - и т.д.

Речь идет о том, что одиночество противопоставляется суетному общению и дает то, что ни в каком общении не найти, - время, которое может и должно быть потрачено на внутреннее самосовершенствование. Способностью не просто переносить одиночество безропотно, но, напротив, даже искать его для достижении цели, обладают немногие; мало кто может стремиться к нему, и мало кто умеет правильно им распорядиться.

Одиночество существовало в культуре не всегда и в проблему, достойную обсуждения, превратилось совсем недавно. Люди тысячелетиями жили скученно, у них не было потребности уединяться, они не знали, что такое «личное пространство». До определенного исторического момента для одиночества нужна была масса условий, в том числе духовных (та самая потребность в самосовершенствовании и постижении истины) или социальных (даже если ты очень захочешь удалиться от мира – попробуй-ка сделать это). Вспомните хоть христианских подвижников, удалявшихся в пустыню – в таком подвиге мало кто нуждался, мало кто был на него способен, и еще меньше было тех, кто мог себе такое позволить. То есть одиночество могло существовать как личный выбор или большая социальная льгота. А потом, возникнув в индустриальном обществе, оно разрослось до вызывающих беспокойство масштабов в обществе потребления. Хотя даже сегодня личное пространство доступно далеко не всем - вспомните хотя бы наши неистребимые коммунальные квартиры.

Одиночество стало проблемой, потому что перестало быть следствием свободного выбора. Люди становятся одинокими из-за внешних обстоятельств, которые, как им кажется, сильнее их, - социальные сети, стрессы, скорость жизни в большом городе... Еще немного — и одиночество современного человека будет включено в список пороков общества потребления как результат обилия возможностей, предоставляемых современной цивилизацией. С жиру бесятся жители мегаполисов, короче говоря. А вот раньше люди головы не поднимали - работали, причем физически и тяжело. У них не было времени думать о том, насколько они одиноки, есть ли в этом проблема, и чем себя занять - потому что занятие в виде тяжелого труда существовало постоянно.

На самом деле, способных вынести одиночество и воспользоваться им для самосовершенствования как тогда могли немногие, так и сейчас - просто еще несколько десятилетий назад это не бросалось в глаза. Вину за недостаточное нравственное и эстетическое развитие человека возлагали на социальные условия, а потому стремились облегчить жизнь и освободить время для совершенствования. Наконец, освободили. И что?

Раньше единицы, способные к совершенствованию, выбирали одиночество добровольно. А теперь возможность проводить время наедине с собой стала доступна очень многим – в том числе тем, кто в ней не нуждается, не воспринимает ее как бесценный ресурс и считает необходимым пожаловаться на это всему миру.

Татьяна Шоломова

Перейти на страницу автора