Лженаука спасения

Критикуемые за непонимание духа времени, наши экономические ведомства отчаянно пытаются себя реабилитировать. Их усилия нацелены на то, чтобы решить новые задачи привычными для себя приемами, пусть даже и ценой отказа от самой их сути.


Российские финансовые и экономические министерства превратились в сообщество «прибыльщиков», если воспользоваться термином эпохи Петра Первого. Чуть не ежедневно кто-то из высших чиновников в порядке мыслей вслух предлагает повысить какой-нибудь налог или ввести новый побор.

Триста лет назад задачей «государевых прибыльщиков», набранных по большей части из людей низкого происхождения (их труд, мягко говоря, не считался почетным), тоже было изобретение податей. Их творческая фантазия не знала ни границ, ни приличий. Брачный налог (с мусульман). Особые сборы со старообрядцев. Побор с пчеловодов – за то, что обеспечивают людей медом. Побор с бань – за то, что люди моются. По причине незнакомства с восточными анекдотами не додумались только до самовозрастающего налога на слезы (чем больше слез, тем больше сборы в казну, а чем больше сборы, тем больше новых слез).

Так или иначе, но расцвет деятельности «прибыльщиков» был недолог, так как всеобщая ненависть к их профессиональной деятельности росла куда быстрее, чем доходы от их трудов. Грабителей-креативщиков отставили. А деньги из подданных, конечно, продолжали выжимать, но более упорядоченно и не так увлекаясь мелкими пакостями.

Разумеется, наши высокообразованные министры ни капельки не похожи на темных и грубоватых «обер-фискалов» XVIII века. Кроме одного - от них тоже требуют срочно увеличить госдоходы. Дело даже не в Крыме - новый субъект РФ заберет лишь малую долю денег. Однако есть еще «майские указы» о росте зарплат бюджетникам. В полном своем объеме они вообще неисполнимы, но ведь приказано-то выполнять. А еще есть программа перевооружений. И футбольный чемпионат. И даже БАМ опять стал частью нашей жизни. В первый раз БАМ строил еще Сталин, во второй раз – Брежнев, теперь за историческую магистраль берутся в третий раз. Короче, расходов все прибавляется.

При этом с доходами дело обстоит наоборот. Нефть в среднесрочной перспективе скорее подешевеет, чем подорожает. Обслуживание внешних кредитов и долгов, набранных нашими монополиями, дорожает безоговорочно. Даже и безо всяких санкций, это уже несколько десятков миллиардов долларов добавочных ежегодных убытков и трат.

От «либеральных» начальников правительственного финансово-экономического блока требуют либо срочно раздобыть деньги, либо очистить места для самозваных знатоков мобилизационной экономики - смелых экспериментаторов, готовых заморозить вклады граждан, ввести карточную систему и сделать еще многое, что было эффективным в 1930-40-е годы.

Строго говоря, и в прошлом такие мероприятия давали лишь недолгосрочный эффект - и только в самых чрезвычайных ситуациях. Уже с конца 40-х и затем (после нескольких лет «волюнтаризма») с середины 60-х советский режим старался обойтись без мобилизационных акций, делая упор на предсказуемость своего экономического курса и рост уровня жизни. Даже в глазах советских вождей терпение народа вовсе не выглядело безграничным.

Поэтому и сегодня у наших действующих министров-конформистов, условно называемых «либералами», нашлись кое-какие козыри в борьбе с лжеучеными-мобилизационщиками. Старые «либеральные» кадры убеждают Кремль, что, мол, решат те же задачи, но как бы более профессиональными и менее рискованными средствами.

Примерный перечень их изобретений обнародован. Рост НДС и налога на физлиц. Дальнейший подъем акцизов. Введение регионального налога с продаж. Продолжение в последующие годы конфискации накопительных пенсионных взносов, так удачно провернутое в нынешнем году. И еще множество мелких и средних поборов. Что же до откладывания про запас части нефтедоходов, то об этом лучше забыть. Так же, как и о сведении госбюджета без дефицита.

Все это преподносится как нечто не совсем приятное, но вполне грамотное. Ведь когда-то НДС был куда выше, чем сейчас. Почему бы не отыграть назад? И с налогом на физлиц та же история. Народ истосковался по подоходному налогу в духе 1990-х. И дефицитные бюджеты – практика почти всех развитых стран.

Но давайте присмотримся к этой грамотности.

В начале нулевых годов экономический блок придал осмысленность и связность финансово-бюджетной системе государства. Незачем перехваливать эту осмысленность. Большая часть доходов была просто изъята с мест и сконцентрирована в федеральной казне. Местное самоуправление, даже при тогдашней выборности, заведомо не могло укрепиться – у него не было доходных источников. Рядовой человек не только не чувствовал себя налогоплательщиком, а значит, и гражданином - кормильцем государства, но и не имел возможности хотя бы задуматься об этом. Все серьезные налоги и сборы, не только корпоративные, но и личные, выплачивались фирмами, а номинальный плательщик даже не держал эти деньги в руках.

Но взаимоувязанность финансовых правил была тогда реальной. Низкие ставки налогов и плоская шкала НДФЛ обеспечивали довольно высокую собираемость, особенно в сравнении с 90-ми. Не говоря о том, что легкая налоговая нагрузка стимулировала бы рост экономики, если бы другие звенья властной машины не вели себя как рейдеры. Наличие больших золотовалютных резервов и профицитного федерального бюджета подняло доверие к стране, всего за несколько лет до этого пережившей дефолт и отказавшейся обслуживать свои обязательства. Иностранные кредиты быстро стали доступны и относительно дешевы. Внешнее и внутреннее доверие укреплял и тогдашний путинский лозунг «стабильности». То есть какая–никакая, а логика в те годы была налицо. И в целом финансовая политика, хоть и не гарантировала быстрое развитие, но способна была послужить его фундаментом. Это была стратегия, а не импровизация.

Сегодня ни о какой продуманности и связности нет даже и речи. Все нацелено только на то, чтобы как можно скорее выжать из предприятий и граждан как можно больше денег, не задумываясь, что произойдет потом.

Общий рост налоговой нагрузки, организуемый в разгар хозяйственной стагнации, – испытанный способ ее усугубить. Отказ от профицитного бюджета и урезка валютных резервов сделают кредитование российской экономики (что Западом, что Китаем – безразлично) еще более рискованным делом и отзовутся новой волной роста процентов, под которые будут давать кредиты. Введение налога с продаж (по смыслу почти неотличимого от НДС, но идущего в местную казну) вовсе не укрепит самостоятельности регионов и, уж тем более, МСУ, а просто временно даст им какие-то деньги на выполнение «майских указов», которые в любом случае придется пересматривать.

При внешнем сходстве используемых финансовых инструментов, проектируемая сейчас система податей диаметрально противоположна старой. Не помогает росту экономики, а тормозит его. Не несет в себе стратегии, а наоборот, нацелена на обслуживание очередных высочайших прихотей. Не облегчает жизнь рядовым людям, а обкладывает их со всех сторон целым ворохом обременительных сборов.

А на некоторых участках уже и прямо хватается за инструменты из мобилизационного арсенала. Социальный вице-премьер Ольга Голодец, инициатор конфискации накопительных пенсионных сборов за 2014 год, приступила, с присущей ей настойчивостью, к агитации за то, чтобы эти сборы конфисковывались и впредь. Правительственные «либералы» вяло возражают, но если получат недвусмысленную команду, то, уж конечно, возьмут под козырек. Не в отставку же идти?

Граница между «цивилизованными» и «мобилизационными» методами оказалась условной и легко преодолеваемой одними и теми же персонами. Высокоученый капитан экономики и финансов, если спасение карьеры всерьез этого потребует, заранее готов превратиться в лжеученого. Чтобы не понадобилось приглашать шарлатанов со стороны.

В этом – один из занятных итогов первого полугодия 2014 года. Экономический курс страны все откровеннее подчиняется предписаниям лженауки. А во главе финансовых и хозяйственных ведомств сидят те же самые люди. Их талантам оставаться на плаву можно завидовать. А стране в их руках – нет.

Сергей Шелин

Перейти на страницу автора