Враг Америки: как это работает

Цель США на мировой арене - не захватить чужие полезные ископаемые, не принести народам свободу и демократию, а сделать так, чтобы ни одна страна, ни один континент не могли угрожать американским интересам.

Поскольку патриотизм в периоды обострения требует наличия врага (а сейчас как раз такой момент), неудивительно, что Соединенные Штаты большинству россиян видятся не просто недружественным государством, но врагом, мечтающим изничтожить Россию. «Плохо» и «очень плохо» к США относятся 71% наших сограждан («Левада», май 2014) – это абсолютный рекорд за последние 24 года.

В зависимости от образования, социального статуса и места проживания русский человек приписывает Штатам широкий набор злых намерений, от уничтожения православного духа до уничтожения ядерного потенциала. Но среднеобразованный среднеклассовый провинциал обычно удовлетворяется идеей, что Америка хочет захватить наши нефть и газ.

У меня нет намерения какую-либо из этих версий опровергать. У меня есть намерение объяснить, чего хочет от России Америка. Откуда знаю? Читаю много книг, написанных американскими экспертами.

Желающим понять, почему США ведут себя на международной арене так, как ведут (почему они сейчас вводят экономические санкции против России, или почему они свергли Хуссейна, хотя – тут провинциал обычно злорадствует – никакой демократии в Ираке после Хуссейна не сложилось), я рекомендую три труда из категории non-fiction.

Первая книга – знаменитая «Великая шахматная доска» Збигнева Бжезинского. Там в полной мере разъяснен принцип «мягкой силы», посредством которого США контролируют значительную часть Евразийского континента. Суть в том, что объединенная Европа не управляется Штатами в том вульгарном смысле, в каком СССР управлял соцстранами (методом приказов), а разделяет общие с США либеральные ценности и потому сама, безо всяких команд, идет в ногу с Америкой.

Вторая книга – «Постамериканский мир будущего» Фарида Закарии, редактора Newsweek International, политолога и социального футуролога (социальная футурология – крайне уважаемый в современном западном обществе жанр). Закария нам ценен как критик ( в первом значении слова) американской внешнеполитической системы. Но эта критика позволяет видеть его – вполне американский – идеал.

Про третью книгу я много раз писал, но не грех повториться: «Следующие 100 лет» Джорджа Фридмана. Фридман – глава частного разведывательного агентства STRAТFOR, логик и циник, говорящий без обиняков то, о чем стыдится говорить официальная дипломатия. Мое уважение к этой книге связано с тем, что Фридман восемь лет назад абсолютно точно предсказал в ней нынешний российско-украинский конфликт, включая его военную фазу. (Про то, чем конфликт России с Западом закончится, у Фридмана тоже есть).

Так вот (и Фридман пишет об этом с завораживающей прямотой, почти бесстыдством), цель США на мировой арене - не захватить чужие полезные ископаемые, не принести народам свободу и демократию, не просветить лежащий во мгле мир, а сделать так, чтобы ни одна страна, ни один континент не могли Соединенным Штатам угрожать.

Россия сегодня враг Америки не потому, что исповедует чуждые ценности или притесняет оппозицию. А потому, что дестабилизирует спокойную, не угрожающую американским интересам карту евразийского континента – точно так же, как перед этим ее дестабилизировали Югославия или Ирак. Эта угроза должна быть устранена, как она была устранена в случае с Ираком, миссией в котором США могут быть довольны. Не потому, что прибрали к рукам иракские углеводороды (не прибрали), а потому, что без Хуссейна Ирак перестал искать контактов с мировым терроризмом. Терроризм – это для США реальная опасность. Америка бы, конечно, хотела видеть Ирак демократическим государством, в идеале – разделяющим ценности западного мира, но сгодится и просто отсутствие угрозы. Скажем, ОАЭ тоже далеки от идеалов демократии – однако у США с ними никаких проблем. Потому что Эмираты честно торгуют нефтью по рыночной цене, соблюдают международные правила и не финансируют вооруженные внеармейские подразделения в районе Персидского залива.

Вот и от России США несколько топорно (об этом есть у Закарии), но добиваются одного: чтобы та не представляла угрозы для западного мира и не перекраивала географическую карту в лихом налете. США и дальше бы терпели и обыски-аресты у российских активистов, и российского типа правосудие и коррупцию, и вообще все прелести автократии, когда бы Россия оставалась на шестке своей территории. Но война в Грузии была первым звонком, присоединение Крыма – вторым, а материальная и военная поддержка сепаратизма на Украине – уже не звонком, а воем сирены. Ведь Фридман логично обосновывал, что Россия на Украине не остановится, а пойдет дальше, через Белоруссию и Молдову на Польшу, замахнется на страны Балтии, пытаясь восстановить прежние имперские границы. Автократия сама по себе заставляет мир Запада держать ухо востро (такие режимы опасны одной уже непрозрачностью власти и бессменностью правителя, которого, в отличие от монархии, никто с детства не готовил в цари, т.е. не приучал к грузу ответственности) - но воюющая автократия представляет опасность реальную.

И Америка будет делать все, чтобы эта опасность исчезла. И, думаю, сделает - просто потому, что обладает гигантской мощью, подтверждаемой не камланием с телеэкрана и не троллингом в соцсетях, а экономикой, технологиями, научными открытиями и прочими достижениями, в том числе в области социальной футурологии.

Зачем мы, выбравшиеся наконец-то на плато зажиточной – право же, никогда не было так сыто и богато! – жизни, обеспеченной продажей нефти и газа и покупкой производимых западным миром товаров, ввязались во внешний конфликт, отказавшись от мирного пути Эмиратов, рискуя в итоге потерять все, - вопрос, конечно, интересный, но я его сейчас не обсуждаю.

Для начала - три книги.

Дмитрий Губин

Перейти на страницу автора