О пользе сравнений

К своему шестидесятилетию президент Белоруссии Александр Лукашенко пришел уже не в роли «последнего диктатора Европы», которую ему навязывали многие годы до этого, а в качестве равноправного партнера Запада.


© Фото Евгения Евдокимова

30 августа президенту Белоруссии Александру Лукашенко исполняется 60 лет. Двадцать из них он работает президентом. Почти все это время он является объектом жесткой критики либеральной общественности, как в своей стране, так и в России, Европе и США. Результаты выборов президента и Верховного Совета, проводимых в Белоруссии, традиционно не признаются ЕС и Америкой. Там не верят в возможность честной победы на президентских выборах с результатом 75-80% голосов. Зато в это без труда верят в России и в большинстве других стран СНГ, которые охотно признают эти выборы.

Впрочем, судить о выборах и референдумах в Белоруссии лучше не по российским или европейским стандартам, а по белорусским. Напомним, что свои первые выборы в 1994 году Лукашенко выиграл с результатом 80% голосов избирателей. Но это во втором туре. В первом он тогда набрал вполне европейские 44,8% голосов.

За прошедшие двадцать лет я несколько раз бывал в Белоруссии. Каждый раз это происходило в период предвыборной кампании, что не удивительно для политического журналиста и политолога. Замечу, что обычно я работал при штабах кого-то из оппозиционных участников. Так вот именно оппозиционные кандидаты, ругая Лукашенко, в личных беседах признавались, что сейчас в Белоруссии нет равного ему политика. «К сожалению», обычно добавляли они. То есть, это некая объективная реальность. Приятная или неприятная, правильная или неправильная — но реальность.

Тут стоит поразмышлять на тему о том, что есть политический режим Лукашенко. Для начала посмотрим на его экономическую политику. Стало уже общим местом перечисление его заслуг в этой сфере: заводы в Белоруссии работают, пенсии и пособия выплачиваются в срок, безработицы почти нет. Государственная медицина и образование — бесплатные. По уровню и качеству жизни населения, согласно стандартам ООН, Белоруссия, не имея ни своей нефти, ни газа, обходит, например, Россию. На это обычно следует вопрос, а почему же белорусы ездят на заработки в Россию? Ответ часто таков: в России можно без труда найти высокие «черные» заработки, не облагаемые налогами, а в Белоруссии практически нет — налоги надо платить всегда.

Заметим, что в начале 1990-х годов, когда Лукашенко только пришел к власти, положение в его стране было не менее катастрофическим, чем в России или других странах СНГ. Кроме того, поднимать экономику Батьке приходилось в условиях отнюдь не простых отношений с восточным соседом, который, в борьбе за лакомые куски белорусской экономики для своих олигархов, периодически устраивает «белорусским братьям» на ровном месте всякого рода «молочные войны» и нефтегазовые конфликты...

Между тем, о той ситуации, в которой оказалась Белоруссия в начале 1990-х годов в интервью заместителю генерального директора ИТАР-ТАСС Михаилу Гусману рассказал сам Александр Григорьевич: «...что мне пришлось решать, — это надо было отвести вот этот осколок Советского Союза, очень технологичный, очень развитый, с мощной экономикой, с монстрами финишного производства — МАЗом, БелАЗом, МТЗ, деревообработкой и так далее. Все остановлено было, полки пустые в магазинах, люди — на площадях. Их уже разогрели наши националисты в то время, под определенными лозунгами... Я помню, на завод «Горизонт» приехал, люди смотрят на меня, мальчика. Им и меня жаль, видят же, что я не могу объять необъятное, и плачут, что семью прокормить нельзя. И уже просят меня: «Ну, хотя бы 30 долларов, чтобы хоть как-то протянуть, хлеба купить и так далее». Жуткая была ситуация... У нас, я помню, за одни сутки в 18 раз подорожал хлеб».

То, что удалось сделать Лукашенко в экономике обычно принято называть «экономическим чудом». Все показатели — и макро, и по росту промышленного и сельскохозяйственного производства, и по уровню жизни (смотри выше) - блестящие. Ежегодный рост ВВП страны в среднем 6,3%.

Но чудес не бывает. В экономике, в первую очередь. Любые экономические «чудеса» всегда результат совершенно конкретной, продуманной экономической политики.

В чем отличие российской экономики от белорусской? Всякий раз, приезжая в Белоруссию из России, в глаза бросается, помимо того, что автомобили на улице останавливаются перед вами в тот момент, когда вы решили ее перейти, и отсутствие большого числа роскошных иномарок. Это вам не Москва. В Минске или Витебске автомобили на улицах в основном среднего класса и средней изношенности. Это в некотором роде, отражение экономической системы Белоруссии в целом — здесь нет очень богатых, но практически нет и нищеты.

В Белоруссии нет олигархов, владеющих несметными богатствами. По той причине, что высшая государственная власть здесь не выполняет, как в России, функцию оператора, занимающегося распределением и перераспределением крупных кусков собственности среди приближенных к власти. Функция государства в Белоруссии больше похожа на ту, которую оно играет в Северной Европе — следит за тем, чтобы в обществе не было бедных, а те, кто хочет заниматься бизнесом, имели бы для этого равные возможности.

Излишне говорить о практически полном подавлении коррупции в этой стране. Это тоже стоит сравнить с Россией. Одна моя знакомая решила открыть свой бизнес в Москве. Для этого собиралась получить кредит в 10 тысяч долларов по соответствующей и, кстати, широко в тот момент разрекламированной столичной программе поддержки малого предпринимательства. После того, как ей объяснили, что 67% из этой суммы она должна сразу же отдать в пользу определенного чиновника (и это не считая разнообразных официальных налогов), заниматься бизнесом ей расхотелось.

Когда вы рассказываете подобные истории мелким белорусским предпринимателям, они не вполне понимают, о чем вы говорите. Там в этом отношении все просто. Взял кредит, начал свое дело, в конце года платишь налоги. Все. Коррупционерам там, во всяком случае, мелким, давно свернули голову. Белорусский чиновник знает, что себе дешевле просто выполнять свои обязанности, чем, рисковать, пытаясь заниматься вымогательством взятки...

Чем еще отличается Белоруссия от России? От российских критиков «братской республики», как из правительственного, так и из либерального лагеря (в отношении Белоруссии два этих вроде бы непримиримых хора у нас очень часто сливаются в один слаженный хор) периодически приходиться слышать, что Батька обеспечивает экономический рост, в том числе, за счет реэкспорта российской нефти, предварительно переработанной на высокотехнологичных белорусских НПЗ.

Тут у меня, правда, возникают некоторые недоуменные вопросы. Например. Почему Белоруссия не имеет права продавать на Запад бензин и керосин из купленного в России сырья? Если мы считаем высшим пилотажем тупо гнать на экспорт сырую российскую нефть и газ по старым советским трубопроводам, или гнать туда же лес-кругляк, уголь, или почти не обработанный металл и другое сырье, - то это наши проблемы. Но по какому праву мы пытаемся навязывать Белоруссии что, кому и как она должна продавать? Вопросы, конечно, риторические...

И снова - чем еще отличается Белоруссия от России? В первой, в отличие от второй, нет межнациональных и межконфессиональных конфликтов. При том, что белорусское общество не менее многонационально и многоконфессионально, чем российское. Кавказская и среднеазиатская миграция там практически такие же, как и в России. А межнациональных конфликтов нет.

Почему? Ответ видимо снова надо искать в позиции государства. Верховной белорусской власти в силу особенностей белорусской экономики (крупные, хорошо управляемые государственные предприятия соседствуют здесь с комфортно себя чувствующим мелким и средним бизнесом), в отличие от российской власти, не надо постоянно лавировать между полюсами силы и влияния, натравливая для этого друг на друга разные части белорусского общества.

Полюс силы в Белоруссии, как известно, один. Может это и не очень хорошо, но факт, что разыгрывать национальную карту для переключения интересов своих граждан с их социальных проблем на межнациональные отношения, Лукашенко не нужно. Видимо ему этого не надо. Также как и переключать внимание белорусов на внешние угрозы, или создавать эти угрозы искусственно, чтобы потом с великими жертвами их преодолевать, ему вероятно тоже не нужно...

Лукашенко, конечно, истинным демократом не назовешь. Хотя это ведь, как посмотреть и с кем сравнивать. Белоруссия за годы его правления не развязала ни одной войны и ни в одной войне не участвовала. Напомню, что Россия за те же 20 лукашенковских лет ведет уже третью войну, которая, того и гляди, превратится в общеевропейскую, а то и в Третью мировую. На фоне этого, даже центральноазиатские автократы выглядят миролюбивыми агнцами...

Что до демократии внутри Белоруссии, то приведу такой пример. Как-то в разгар очередной антилукашенковской кампании незадолго до очередных президентских выборов я с удивлением обнаружил в киосках Минска радикально-оппозиционную газету «Новинки». На первой ее полосе были изображены все основные политические деятели Белоруссии, включая и президента, скажем так, в не самых приличных позах. Но самое интересное — газета продавалась в государственных киосках печати! И как-то ничего...

Попытался представить подобное в России, и не смог.

Заметим, что и оппозиция в Белоруссии существует не в подполье. В массе своей она, к сожалению, или к счастью, ничтожна и мелкотравчата. Ей остается пожелать вырастить в своих рядах лидера равного Лукашенко. Впрочем, ей этого желают уже лет десять-пятнадцать. Пока ни у правых, ни у левых, все как-то не складывается.

Александр Желенин

Перейти на страницу автора