Вектор сверхкризисов

Юбилеи обеих мировых войн добавили особых красок картине сегодняшнего дня. Нынешняя «эпоха перемен» - не первая и не вторая в истории. И каждый раз единственным прочным результатом было рождение новых национальных государств.


100-летие Первой и 75-летие Второй мировых войн наложились на российско-украинский кризис и соответствующим образом воспринимались. Не вдаваясь в спор, учит ли история прежних войн и переворотов тех, кто организует сегодняшние, скажу, что реальные и неотменяемые результаты всех этих великих потрясений в итоге оказываются похожими.

Развод с Украиной, при всей неожиданности для многих и самого его факта, и тех форм, которые он принял, - это часть очередного всемирного суперкризиса, который длится уже четвертый десяток лет. Нравится нам это или нет, но мы живем в «эпоху перемен», если воспользоваться словами, которые принято считать китайским пожеланием, обращенным к врагу.

Так или иначе, но в человеческой истории «эпохи перемен», заполненные революциями, войнами и сменами мировых центров силы, издавна чередуются с эпохами сравнительной устойчивости.

Две глобальные войны, о которых в последние недели столько вспоминали, были составными частями непрерывного полувекового кризиса, который загорелся где-то в середине 1900-х, задолго до Первой мировой, и затух к началу 1950-х, когда окончательно были подбиты итоги Второй.

Русско-японская война и первая наша революция (1904-1907 гг.). Синьхайская (1911–1912 гг.) и младотурецкая (1908–1909 гг.) революции, покончившие с древними азиатскими империями – Цинской и Османской. Революция в Мексике (1910–1917 гг.), у нас малоизвестная, но признаваемая многими специалистами одной из великих (не по красоте и благородству, а по своей грандиозности). Потом - Первая мировая и великая революция в нашей стране. Великая депрессия. Нацизм. Вторая мировая. И вслед за ней – независимость Индии (1947 г.) и восстановление единого Китая (1949 г.). Это лишь краткий перечень произошедшего. Понятно, что об этих временах не ностальгировали.

Ну а затем началась эпоха стабильности, когда планета была поделена между двумя сверхдержавами, а локальные войны, даже такие ожесточенные, как корейская или вьетнамская, не ломали мирового равновесия. И эти послевоенные десятилетия во многих краях вспоминают добрым словом.

Однако сравним мир, каким он вошел в суперкризис первой половины прошлого века, с тем, каким он из него вышел. В начале 1900-х Азия, Африка и частично Европа были поделены между империями, от Британской до Османской. А в середине XX в. колонии западных держав или уже отпали от метрополий, или готовились это сделать, а в Европе возник целый коллектив новых национальных государств или маленьких империй, отколовшихся от пошедших ко дну больших. Конечно, Польша, Чехословакия и даже Финляндия были советскими вассалами, но ведь полувеком раньше они вообще отсутствовали на карте.

«Эпоха перемен» перевернула в мире буквально все, но обратим внимание, как она изменила государственные расклады. Тотальный нацистский имперский проект провалился. Новые имперские проекты, советский и американский, при колоссальных различиях между собой, были несравнимо мягче. А старые проекты, британский и французский, вышли из кризиса безнадежно надломленными. Их ликвидация была предрешена. Великие державы Азии вернули себе мировую роль, но скорее как национальные государства, чем как империи. Даже Индия, при всей своей многоплеменности, строилась вокруг идей гражданского и культурного единства.

Послевоенная эра продлилась три десятка лет и закончилась в конце 1970-х грандиозной исламской революцией в Иране и роковым для Советского Союза вторжением в Афганистан. Не все и не сразу это поняли, однако новая «эпоха перемен» началась уже тогда. А в 1980-е мировое равновесие рухнуло.

В конце этого десятилетия «бархатные революции» преобразили Восточную Европу. В 1990-е развалился СССР (как мы сегодня видим, это была только репетиция настоящего его раздела), а также две искусственные федерации – Чехословакия и Югославия, на месте которых сейчас существуют восемь общепризнанных национальных государств и одно полупризнанное (Косово). В первом десятилетии XXI в. США, втянувшиеся в бесконечные безвыигрышные войны, перестали быть единственной сверхдержавой. Ну а как закончится нынешнее десятилетие, гадать не станем. Многое еще впереди. Мировой кризис продолжается, хотя его логика вовсе не нова.

Чтобы убедиться, что эта логика улавливается правильно, вспомним о более давних «эпохах перемен». Нынешняя ведь на самом деле уже четвертая по счету.

Первый в истории суперкризис всемирного масштаба начался в 1770-е с антибританского восстания в Северной Америке. Он длился около полувека, и самые известные его события – Великая французская революция и наполеоновские войны, которые не считаются мировой войной только по причине неразвитости тогдашней политической терминологии. Но, при всей грандиозности борьбы, сверхимперия Наполеона исчезла так же бесследно, как потом и гитлеровская. А самыми прочными последствиями всего этого мирового кризиса оказались возникновение Соединенных Штатов в его начале и множества латиноамериканских государств на финише, в 1820-е.

После второго глобального кризиса, которому дали старт европейские революции 1848-го, и который закончился русско-турецкой войной 1877-го – 1878-го, а также первым изданием того, что в следующем веке назвали Великой депрессией, навсегда остались единая Германия, единая Италия и несколько балканских государств.

Вектор всех этих суперкризисов, в том числе и нынешнего, по сути, не меняется. Империи каждых раз рождались одна за другой, но всегда терпели крах сразу же или распадались по прошествии времени. А национальных государств, наоборот, только прибавлялось. И попытки упразднить некоторые из них оказывались лишь временно успешными. Историческая жизнеспособность этого способа общественной организации постоянно ставилась под вопрос, и с таким же постоянством имперским проектам приходилось перед ним пасовать.

Сейчас, когда в нашей державе имперские грезы преподносятся как нечто обязательное, самое время напомнить об этом факте.

Сергей Шелин

Перейти на страницу автора

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru