Необъявленная война, пропавшие бойцы

На Украине сохраняется видимость перемирия. Между тем, вопрос о судьбе российских военных, оказавшихся в зоне боевых действий на территории соседнего государства, остается открытым.


© mil.ru

На Украине около недели сохраняется видимость перемирия. Между тем, вопрос о судьбе российских военных, оказавшихся в зоне боевых действий на территории соседнего государства, остается открытым.

Заявление о заблудившихся в степях Украины бойцах российских Вооруженных сил можно всерьез не рассматривать. Людям, прошедшим армейскую службу, очевидно, что просто так на боевой технике, с полным боекомплектом «заблудиться» километров на 70-80 вглубь чужой страны просто нереально.

Версия с военными-отпускниками, решившими променять пляжный отдых на экстремальный тур по Юго-Востоку Украины, тоже не выглядит убедительной. Во-первых, военным недавно строго-настрого запретили выезжать за пределы страны и даже порекомендовали сдать на хранение в секретную часть свои загранпаспорта. Во-вторых, каждый военнослужащий, уходя в отпуск, обязан в рапорте указать точный адрес, где он будет отдыхать, а также телефоны для связи (личный и по адресу, где он будет находиться) - на случай экстренного вызова на службу. Нормальный командир части или начштаба, прочитав рапорт об отпуске в Луганск или Донецк, в лучшем случае порвет его и от греха подальше предложит такому энтузиасту отдохнуть зимой, где-нибудь в российской глубинке.

Итак, если отбросить легенду про отпускников и заблудившихся, попробуем разобраться: на каких основаниях российские военнослужащие могли быть вовлечены в украинский конфликт — и чем это для них чревато. В Крыму «зеленые человечки» и «вежливые люди» находились как бы в частях базы российского Черноморского флота, но в Донецкой и Луганской областях никаких российских баз нет.

Здесь следует совершить небольшой экскурс в историю. Вспомнить, например, вторжение в Польшу и страны Прибалтики, а также более поздние примеры с Афганистаном, событиями в Южной Осетии и Абхазии. Так вот, во всех предыдущих случаях были какие-то правовые основания или оправдания: пакт Риббентропа-Молотова (Польша и Прибалтика), просьбы о введении войск со стороны руководства соседней страны (Афганистан), мандат миротворческих сил (Южная Осетия и Абхазия).

Мне лично довелось служить два года в Афгане, там было все более-менее понятно и очевидно. Во всяком случае, Родина нас открыто направила в эту страну с четкой задачей - «помочь братскому афганскому народу наладить новую мирную жизнь, защитить южные рубежи границ от проникновения банд, оружия, наркотиков, выполнить интернациональный долг». Да, за всем этим крылось много всякой пропагандистской чуши. Но войска знали, что за спиной - большая страна, что с Афганистаном есть договор, дающий нам право воевать на одной из сторон гражданского конфликта. Именно поэтому бывшие «афганцы» не объявлены военными преступниками, социально защищены законом о ветеранах, чувствуют себя уважаемыми членами общества.

С Украиной все совсем иначе. Завтра любой чиновник или должностное лицо заявит инвалиду, вернувшемуся с этой необъявленной войны, или родителям погибшего там бойца: «А мы его туда не посылали!». И будет прав - не было же никакого указа или приказа. Отправка «добровольцев» на Украину четко подпадает под статью 208 УК РФ «Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем»:

1. Создание вооруженного формирования (объединения, отряда, дружины или иной группы), не предусмотренного федеральным законом, а равно руководство таким формированием или его финансирование - наказываются лишением свободы на срок от трех до десяти лет с ограничением свободы на срок до трех лет.

2. Участие в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом, а также участие на территории иностранного государства в вооруженном формировании, не предусмотренном законодательством данного государства, в целях, противоречащих интересам Российской Федерации, - наказывается лишением свободы на срок до шести лет с ограничением свободы на срок до двух лет.

Более того, находившимся на Украине бойцам из войсковых подразделений ВС РФ и их командирам на полном основании могут предъявить и более тяжелую статью - 359 УК РФ «Наемничество»:

1. Вербовка, обучение, финансирование или иное материальное обеспечение наемника, а равно его использование в вооруженном конфликте или военных действиях - наказываются лишением свободы на срок от четырех до восьми лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

2. Те же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения или в отношении несовершеннолетнего, - наказываются лишением свободы на срок от семи до пятнадцати лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет либо без такового.

3. Участие наемника в вооруженном конфликте или военных действиях наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет с ограничением свободы на срок до одного года либо без такового.

Генпрокуратура Украины вполне может подготовить так называемые европейские ордеры на российских участников боевых действий на Юго-Востоке, по которым солдат и офицеров можно будет потом задержать в любой стране Евросоюза. И это не беспочвенные фантазии. Недавно в Литве арестовали россиянина, полковника в отставке Юрия Меля, которого власти этой страны подозревают в убийстве и атаке против мирного населения при штурме в 1991 году Вильнюсского телецентра. Приказ о штурме якобы был подписан президентом СССР, и офицеру даже демонстрировали какую-то бумагу по этому поводу. Прошло 23 года, сейчас уж нет ни того государства, ни того президента, ни министра обороны и других начальников, транслировавших высочайший приказ. Не было, как выяснилось, и самого указа о штурме. А пожизненное светит рядовому офицеру, который просто выполнял приказ, причем совсем не факт, что именно его подразделение кого-то убивало или штурмовало.

Но даже если никого ни в чем не обвинят и ни за что не привлекут, надо помнить о погибших на Украине русских солдатах. То, как их хоронят - тайно, без упоминания имен, с причиной смерти в свидетельствах «взрыв бытового газа», - это государственный позор. В слухи о перемалывании останков бойцов гусеницами танков не хочется верить, но безымянные могилы с табличками «Солдат №1», «Солдат №2» мы все видели на фотографиях с мест боевых действий. А тут еще прошла информация, что в Донецкую область из России пригнали мобильный крематорий...

Напомню, за 10 лет афганской войны Россия потеряла около трех сотен без вести пропавших. Это безумно много - при том, что каждого раненого или убитого на поле боя бойца эвакуировали при любых обстоятельствах. Вертолетчики рисковали жизнью. Если было необходимо, на спасательные операции бросали целые роты и батальоны - и под пулями, с боями, порой ценою здоровья и даже жизни вытаскивали своих! Это было святое правило для офицеров: если не смогли уберечь душу, вытащить из этой войны хоть тело. Но то была другая война.

Сергей Гуляев, участник боевых действий в Афганистане и Чечне

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru


Ранее на тему При взрыве газа в Чечне пострадали трое детей и двое взрослых