Социализм с империей уже не совместить

Некоторые люди в России упорно продолжают надеяться на построение социализма в Донбассе. Возьму смелость утверждать, что социализма там не будет никакого: ни «правильного» народно-демократического, ни даже «казарменного».

Имперские «левые» в России упорно продолжают надеяться на построение социализма в Донбассе. Возьму на себя смелость утверждать, что социализма там не будет. Никакого. Ни правильного, с рабочим самоуправлением на предприятиях и широкой демократией во всех сферах жизни, ни тоталитарного сталинского, при котором пролетарии остаются все такими же наемными рабами, правда, с гарантированной работой и сносной кормежкой, но без права на собственный голос.

Не будет хотя бы потому, что идеологические и финансовые спонсоры проекта «Новороссия» таких целей себе никогда не ставили. И не могли ставить в принципе.

На мой взгляд, подозревать их в таких намерениях это ужасная наивность, а склонять их к построению социализма - непроходимая глупость.

Призывы такого рода напоминают усилия старых социалистов-утопистов XIX века, вроде Сен-Симона или Фурье, которые в свое время тоже обращались с ходатайствами к разным царям и королям в надежде, что тех заинтересуют их планы построения общества всеобщего благоденствия. Естественно, все эти обращения остались неуслышанными, а сами социалисты-утописты оказались у разбитого корыта. Однако нынешних «левых» эта история, похоже, ничему не учит. Они по какой-то причине уверены, что современное российское капиталистическое государство с его крайне монополизированной и милитаризированной частно-государственной экономикой вот-вот начинает строить социализм в одном отдельно взятом регионе другой страны.

Зачем это нужно нынешней РФ - такой вопрос ими, видимо, не задается. А действительно, зачем? Чтобы создать привлекательный пример для России? Чтобы россияне, вдохновившись им, взяли и потребовали, к примеру, национализации крупной промышленности и сырьевых отраслей? Можно в чем угодно подозревать наш правящий класс, но только не в стремлении к самоубийству. А создание такого прецедента как раз и стало бы решительным шагом к его коллективному харакири.

Хочется понять, откуда у российских «левых» этот энтузиазм по поводу попыток отделить от Украины ее юго-восток? Откуда их странные надежды на социалистические преобразования в Донбассе? С каких пор передел территорий стал идти рука об руку с социалистическими намерениями? Разве такая политика не является доказательством как раз обратного? Ведь война за территории - это один из признаков империалистического и капиталистического характера государства.

Но социализм на востоке Украины не возникнет и как побочный продукт действий дэнээроцев, если кто-то надеется на такой вариант. То есть, собственно, уже не возник.

За последние месяцы здесь не было ни одной попытки захвата пролетариями своих предприятий, ни одной забастовки под лозунгом «Фабрики – рабочим!».

Между тем, социализм, если он и вправду интересует российских «левых» мечтателей - это не абстрактные «принципы социальной справедливости». Это средства производства в руках тех, кого Маркс называл «непосредственными производителями». И государство в этом случае должно представлять собой не что иное, как объединение этих самых непосредственных производителей, либо их прямых представителей. Кто-нибудь в той части Донбасса, которая контролируется силами ДНР и ЛНР, так вопрос сегодня ставит? Нет.

Даже немногих считающихся «левыми» полевых командиров мы все равно видим под флагами имперской России и в окружении православных икон. И цитируют они отнюдь не Маркса, а Александра III. Если это «левые», то что тогда говорить о «правых»?

Возможно, «левизной» и социализмом называются звучащие то тут, то там антиолигархические призывы. Но дело в том, что подобная риторика для этих людей - это риторика антиукраинская. Они считают, что олигархи только в Киеве, а в Москве их нет, что там есть всего лишь скромные «капиталисты», работающие на благо страны.

При этом стоит вспомнить один момент. Еще в 30-40 годы XX века многие белоэмигранты вполне справедливо отмечали, что в сталинском СССР идет возрождение империи. Некоторые даже договаривались до того, что там происходит становление новой династии. Последнее, конечно, было неким перебором, потому что огонь русской революции 1917 года уничтожил все остатки старого сословного общества «до основания», однако возрождение российской имперской тенденции было подмечено верно.

Напомню, что об опасности такого перерождения СССР, еще при его создании в 1922 году писал Владимир Ленин. «Свобода выхода из Союза» (речь о «праве на самоопределение наций вплоть до отделения», декларировавшемся во всех советских конституциях), окажется, как опасался он, «пустою бумажкой, неспособной защитить российских инородцев от нашествия того истинно русского человека, великоросса-шовиниста, в сущности, подлеца и насильника, каким является типичный русский бюрократ» («К вопросу о национальностях или об «автономизации», ПСС, т.45, стр. 357).

Эта идейная эволюция коммунистического партийного и государственного аппарата СССР в сочетании с мощнейшими элементами государственного капитализма в его экономике, на которые также прямо указывал тот же Ленин (госкапитализм проявлялся, в первую очередь, во внешнеэкономической деятельности, где советское государство действительно выступало в качестве «совокупного капиталиста», формируя цены на свой экспорт, с учетом конъюнктуры мирового рынка), фактически и создали того империалистического монстра, каковым предстает Советский Союз уже в конце 1930-х годов.

В современной России имперские начала возрождаются, как минимум, последние 15 лет. С учетом всех этих обстоятельств, объединение монархистов-белогвардейцев и православных консерваторов с имперскими «левыми» выглядит вполне органично. Вот только к действительной левизне и подлинному социализму, который, напомню, мыслился лучшими его представителями как «царство свободы», все это никакого отношения не имеет.

Идея создания под крылом России с ее гигантскими капиталистическими корпорациями маленького социалистического заповедника – чистой воды утопия, опасная для жизни миллионов человек. Причем если «левые» погибают здесь за мифическую идею социализма в отдельно взятом Донбассе, то правые гибнут за другую утопию - воссоздание новой российской империи. Третьи же (и таких, как в любой современной войне - большинство) умирают просто потому, что им так «повезло» – они оказались жителями региона, ставшем зоной вооруженной борьбы за реализацию чьих-то утопий.

Ну, и немного об исторических параллелях. Нынешнее единение «левых» и «правых» на почве любви к своей империи и ненависти к ее врагам (в данном случае, в лице независимого украинского государства) отнюдь не уникально. Прецеденты в истории уже были.

Например, в разгар Гражданской войны в России осенью 1918 года в Прикамье из рабочих ижевских заводов была создана так называемая «Прикамская Народная армия», вошедшая в состав белой армии адмирала Колчака. Воевали они против красных... под красным знаменем... Судьба тех «левых» рабочих была печальна. Поддержав имперцев, черносотенцев, реакционеров-традиционалистов и капиталистов, они предали рабочее дело, впоследствии были разгромлены Красной армией и почти на целое столетие преданы забвению.

А всему виной - неразборчивость в связях, как следствие неспособности разобраться в реальной политике. Сейчас их дело, похоже, вновь живет, но уже не побеждает.

Александр Желенин

Перейти на страницу автора