Дядя Вася и дядя Барак

Война на Украине началась, как битва химеры евроинтеграции с имитацией воссоздания СССР при помощи российской олигархии. Но имитацию восприняли всерьез, и теперь Кремлю надо либо сдаваться, либо играть по-взрослому.

С момента, когда Россия присоединила Крым, прошло чуть более полугода. Изменился ли миропорядок с тех пор, как Владимир Путин бросил ему громкий вызов? И что вообще с тех пор изменилось?

Глобально - договор Киева с Брюсселем и проект "Новороссия" заморожены, хотя уверенности в том, что это продлится долго, нет ни у кого. На Украине крепнет фашистская диктатура. Несмотря на санкции и войну, олигархическая компрадорская Украина и олигархическая компрадорская Россия остаются шестеренками все того же PaxAmericana: ни их место в мировом разделении труда, ни их социальный строй не изменились. Рядовые граждане обеих стран обеднели: все издержки войны и санкций возложены на них.

Локально – погибли многие тысячи людей. Число беженцев только в Россию превысило миллион. Расходы на Крым режут: денег все меньше, а показуха уже не так актуальна. Донбасс, где, несмотря на бумажное перемирие, продолжаются тяжелые бои, разрушен и полумертв. Территория, занятая ополченцами, сократилась с весны на 60%. Ясно, что восстановят там лишь самое прибыльное - остальное постепенно превратится в присыпанную скорбным снегом и минами Припять.

С утратой перспективы вхождения в состав России у ДНР и ЛНР оставалась лишь одна позитивная перспектива – национализировать промышленность и строить социальное государство. Но ставленники Кремля в республиках явно ведут дело к возвращению активов Ахметову. В результате миллионам людей светит еще более жалкое существование, чем на Украине.

А ведь Новороссию и правда можно было создать. Восемь областей, 20 миллионов населения, мощная интегрированная промышленная и оборонная инфраструктура, богатейшие сельхозземли, три порта на Черном и Азовском морях. Ее возникновение маргинализировало бы нищие националистические регионы Украины и поставило бы жирный крест на планах создания балто-черноморского буфера между Россией и Европой. Мало того, это резко усилило бы позиции России во всем бывшем СССР.

Сделать это можно было еще весной, когда украинской армии как единого организма не существовало, а националистическая истерия была не так сильна. Тогда российские войска могли бы относительно бескровно и быстро дойти до Приднестровья. Половина украинских военных, как в Крыму, скорее всего, перешли бы на службу в ВС РФ - и не было бы ни войны в Донбассе, ни сгоревших людей в Одессе, ни расстрелов в Мариуполе.

Но Кремль не решился завершить начатое. Он поступил так же, как в 2008 году, когда отдал приказ войскам отойти от Тбилиси - хотя город тогда лежал у его ног, а проамериканская верхушка Грузии давилась в очередях на турецкой границе. Заявления о том, что Юго-Восток Украины «не был готов» пойти за Крымом, не выдерживают критики – это лишь попытка скрыть реальные мотивы нежелания идти до конца. А состоят они в том, что руководство России готово лишь имитировать ревизию постсоветских границ.

Их реальный пересмотр Кремлю не нужен. России, как сырьевому придатку Запада, критически зависимому от импорта готовых товаров и технологий, даже Крым в условиях санкций переварить нелегко. Присоединять Донбасс без всего Юго-Востока смысла не имеет. Присоединять же весь этот регион России имело бы смысл лишь с одной с целью - начать мобилизационную перестройку всей экономики, чтобы сделать ее самодостаточной.

Автор этих строк был одним из тех, кто надеялся, что "украинский вызов" толкнет руководство России к новой индустриализации. Но, судя по экономическим дискуссиям и решениям правительства, ни готовности, ни желания делать это у правящего класса РФ нет. Украинский реванш Кремля оказался фарсом колониальной бюрократии, и теперь Россия получит сполна от хозяев мира, чьей примитивной кочегаркой она согласилась стать в 1985-91 годах.

В Кремле, видимо, рассчитывали, что заставят США и ЕС считаться с интересами России, присоединив Крым, погрозив Украине оружием и вернувшись обратно в уютный 2013-й год. Пять лет назад это в известной мере удалось, но сейчас явно не тот случай: Запад давит все сильнее. Причем не только на Украине – давление будет нарастать по всей дуге от Прибалтики до Средней Азии.

Это был билет в один конец, и очень жаль, что в Кремле этого не поняли сразу. Там, видимо, слишком привыкли к успешным имитациям. Но то, что работает внутри РФ, не обязательно срабатывает во внешней политике. Если дядя Вася из Елабуги, насмотревшись Киселева, еще поверит, что «Путин - это Сталин сегодня», то дядя Барак из Вашингтона в это не поверит точно. Вот так отсутствие внутриполитической конкуренции разжижает мозги.

А ведь в Российской Федерации живут те же два народа, что и на Украине: один не может простить ей, что она не Европа, другой - что она не СССР. И холодная война между ними, как и на Украине, при определенных обстоятельствах тоже может стать горячей.

Чтобы имитаторы не загребали жар нашими руками, мы все должны извлечь уроки из украинской трагедии. Патриотам пора понять, что прорусские и просоветские лозунги правящей олигархии имеют весьма слабое отношение к ее реальным целям. А небогатым и незнатным либералам стоит, наконец, уяснить, что евроинтеграция в наших краях - это кастовая привилегия, а не политический курс.

Виктор Ядуха

Перейти на страницу автора

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru