И за Крым, и вообще

Блогер из Киева рассказал о том, как гости из России воспринимают нынешние украинские реалии.


Из России к нам в Киев в очередные гости приехала теща.

Следить за ее поведением интересно, слушать ее странно, а иногда и страшно.

Например,

мы сели в такси, и теща, с паникой глядя то на меня, то на таксиста, пытается вспомнить, как сказать на украинском языке, куда нам надо ехать. А от неожиданного страха за свою российскую жизнь, она даже не может сразу сообразить, как по-украински здороваются.

Я, разумеется, подло молчу, наблюдая за тещей и таксистом.

- Здоровеньки, - наконец выдает теща, с ударением на «е», такое мягкое русское «е». – Здоровеньки були.

- Ого, - удивляется таксист и кивает головой.

- Будьте ласкави, господи Боже мой, как же по-вашему будет проспект, - шепчет теща.

Таксист оглядывается на нее, хмыкает:

- Вы, уважаемая, или переходите на человеческий язык, или я пока младенцем перекушу, если вы не возражаете…



Например,

теща видит идущего по киевской улице простого украинского военного. Привычные для российской тещи украинские военные одеты в камуфляж «стекляшку» в грязно-зеленых пятнах и обуты в негнущиеся берцы. Нынешние украинские военные обмундированы, во что их одели-обули волонтеры – бундесверовские берцы, песочные натовские камуфляжи, французские «комки», самошив местных фабрик.

- Вот они. Вот, - тихо говорит теща вслед такому военному и круглит глаза. – Вот! Они!

- Кто? – не понимаю.

- Американцы, - еще тише шепчет теща. – Нас предупреждали…

- Эй, мистер, - кричу я вслед военному, - ду ю спик инглиш?

Он оборачивается, молодой такой парень, останавливается, глядит на нас внимательно.

- Тильки ни так, чтоб дуже гарно, - говорит он и делает к нам шаг. – Кен ай хелп ю?



Например,

теща смотрит новости по украинским ТВ-каналам, переходит с одного на другой, слушает внимательно.

- Это что же, - интересуется она наконец, - у вас тут все не против вступления в НАТО?

- За всех не скажу, - отвечаю, - но я не против.

- И вот за это наши деды воевали?

От неожиданной шаблонности фразы я смеюсь.

- А что, - спрашиваю, - НАТО – это тоже уже фашисты?

- Потенциальные, - отвечает теща.



Например,

теща обсуждает возвращение Яценюка из Брюсселя, обычным рейсовым самолетом.

- Хоть бы людей не смешил, - машет рукой теща.

- А что плохого в том, чтобы летать обычным самолетом?

- Да не надо придумывать. Уж он себя не обделит. Этот никогда себя не обделит.

- Не хотел говорить, но да, - соглашаюсь.

- А что?

- Ну, он же летает специальным самолетом. А потом к общему рейсу его машиной подвозят. Ну, для картинки иностранным журналистам.

- Вот. Я так и думала.



Например,

теща точно знает, почему на Донбассе у нас идет гражданская война.

- Пенсионеров шахтерских у вас на Донбассе много. А это для бюджета накладно. Пенсии то у шахтеров большие. Вот перебьет ваша армия на Донбассе лишних шахтерских пенсионеров, и сразу война закончится.



- Вы приезжайте к нам в гости, - говорит теща. – Вы увидите, сколько у нас хороших, добрых, открытых людей. У нас очень много замечательных людей. Приезжайте. Вот вы узнаете, какие у нас замечательные люди, и перестанете на нас злиться. И за Крым, и вообще.

pashtet_77

Прочитать оригинал поста блогера pashtet_77 с комментариями читателей его блога можно здесь.

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru