Эвакуация Мариуполя

Почему никому не приходит в голову поставить вопрос об эвакуации города, когда на него надвигаются значительные силы неприятельской армии?

С утра и до ночи в новостях — обещанное накануне наступление «сил ДНР» на Мариуполь.

Местные СМИ и сообщества сообщают об обстреле жилых кварталов и рынка, об убитых и раненых жителях, о госпитализациях, публикуют адреса бомбоубежищ и телефоны донорской службы.

Пропагандисты рьяно доказывают, что город, конечно же, обстреливает украинская армия, чтобы свалить вину на безоружных ополченцев. По этой логике, все те несметные сотни украинских военнослужащих, о гибели которых нам рапортуют вожди Новороссии, видимо, тоже самоубились.

Что у Украины по-прежнему нет армии, способной противостоять организованному натиску «добровольцев» — совсем даже не удивляет. Откуда б той украинской армии взяться, если с 1991 по 2014 год никто не занимался в тамошних военных ведомствах ничем, кроме разворовывания, распродажи и бюджетных распилов.

Но вот почему никому не приходит в голову поставить вопрос об эвакуации города с совокупным гражданским населением около 480 тысяч человек, когда на него надвигаются значительные силы неприятельской (к тому же, по версии Порошенко, иностранной) армии, я не понимаю. Боятся, что это будет воспринято как «пораженчество»? С советских людей станется думать в таком ключе. Но, например, в Израиле, когда какие-то его районы оказываются в зоне вражеского огня, для защиты мирного населения предпринимается никак не меньше усилий, чем для отражения военной угрозы силами армии. Не потому, что в Израиле живут одни сплошные пораженцы, а скорее ровно наоборот — потому, что жизнь своих граждан там ценят выше любых иных тактико-стратегических соображений.

Этот вопрос мне в целом совершенно непонятен, и я буду признателен украинским читателям за разъяснения. Вот, есть некая абстракция, которая называется «суверенитет Украины в пределах ее международно признанных границ». И довольно логично, что Украина защищает этот концепт на любых международных форумах. Но тут же есть некая конкретика: 480 тыс. жителей Мариуполя, граждан Украины, на которых с востока движутся танковые колонны «ополченцев». Считает ли Украина этих граждан безусловно своими? Готова ли она что-то сделать, чтобы они завтра не разделили статус жителей Донецка и Луганска? Или ее к ним отношение зависит исключительно от того, где сегодня пролегла линия фронта?

Мы уже видели, как Украина вышла из соцобязательств перед пенсионерами и иными бюджетниками на территории, которая ей не подконтрольна. С точки зрения борьбы с Россией, это был, наверное, блистательный маневр, заставивший Россию задуматься, зачем ей нужны эти новоявленные паразиты. Но жители Мариуполя, пока что подконтрольного Украине, тоже все это видели. И что они должны сегодня думать? Что если ВСУ не сумеют отстоять город, то Киев тупо прикарманит их пособия и пенсии?

Я не оправдываю военные действия, направленные столь явным образом на прокладывание сухопутного пути из России в Крым, а просто хочу понять: сделала ли Украина хоть что нибудь, чтобы жители городов на этом пути захотели им помешать.

Антон Носик

Прочитать оригинал поста Антона Носика с комментариями читателей его блога можно здесь.