Заднее число

Мы сейчас озабочены не столько тем, чтобы парней спасти, сколько тем, чтобы убедить мир, что они уволились из армии. Задача не в том, чтобы помочь гражданам России, а в том, чтобы помочь государству спихнуть с себя ответственность.


Война всё равно идет. Солдаты наши всё равно воюют. Оружие, деньги, еду, вещи, лекарства, топливо – мы посылаем на войну кучу всего самого разнообразного, мы тратим на нее миллионы денег и тысячи тонн материальных продуктов. Мы уже это делаем! И при этом говорим, что ничего такого нет, что это кому-то мерещится, что это сказки и клевета.

Почему не сказать честно? Назвали бы войну войной и тогда эти два бедолаги, которых поймали на Украине, сейчас хотя бы считались пленными. Имели бы хоть какие-то гарантии. А так они бандиты. А у бандитов гарантий нет.

Мы же сейчас озабочены не столько тем, чтобы парней спасти, сколько тем, чтобы убедить весь мир, что они уволились из армии. То есть задача состоит не в том, чтобы помочь гражданам России, а в том, чтобы помочь российскому государству спихнуть с себя всякую ответственность. И когда даже сами украинцы поверят безоговорочно в то, что эти два мужчины оказались в их стране не по приказу наших командиров, а сами туда забрели, то можно будет спокойно умывать руки, стирать пот со лба и говорить: ну, раз сами забрели, пускай сами и выпутываются.

А пока мы с интересом посмотрим интервью жены бойца Александрова. Посмотрим на спокойствие женщины, чей муж раненый находится в плену и обвиняется в страшном преступлении. Послушаем, как эта женщина говорит на языке, на котором в обычной жизни обычные люди не разговаривают. Тоном, каким отвечают только в школе у доски. Восхитимся ее спокойным отношением к тому, что муж несколько месяцев вешал ей лапшу на уши и пропадал неизвестно где. Ей кажется, что его пытали, но заплакать у бедняжки никак не выходит. На самом деле я ей очень не завидую. Потому что правду сказать девушке сейчас может быть еще страшнее, чем говорить все эти странности.

А впереди самое интересное. И, возможно, самое неприятное. Очевидно, что бойцы Александров и Ерофеев сейчас становятся хорошим активом. Украина заинтересована в том, чтобы раздуть их дело максимально. Чтобы про них знали во всем мире. И тогда эти два русских парня станут полноценным эквивалентом Надежды Савченко. И естественным образом встанет вопрос о том, чтобы поменять двух мужчин на одну женщину. И когда этот вопрос встанет, вот тогда и поглядим – поменяют или нет. Согласятся наши на такой обмен или найдут предлог его избежать. Родина однажды уже кинула их. Родине не влом кинуть и повторно. И если менять не станут, тогда супруга бойца Александрова и сам боец Александров поймут, в какую историю влипли.

Но я скажу вам, что в эту историю влипли мы все. Просто одних задним числом увольняют из армии, а всех остальных задним числом подписывают на войну.

Антон Орехъ

Прочитать оригинал поста Антона Ореха можно на сайте "Эхо Москвы".