Депутаты как пикирующие бомбардировщики

Каждый день над страной разносится благая весть о новом запрете, придуманном для российского обывателя. Причин немало, но одна из первых – низкое качество российских элит.


Каждый день, как только птицы начинают утренние трели, над страной разносится благая весть о новом запрете, который должен быть наложен на российского обывателя. Последний запрет касается выпускных вечеров, которые отныне не рекомендуется проводить в кафе, как еще раньше школярам закрыли доступ на прогулочные теплоходы.

Особо усердствуют депутаты Госдумы. Эти добрые люди похожи на пилотажную группу бомбардировщиков. Только один отбомбится и уходит на дозаправку - появляется другой, столь же меткий и неустрашимый. Среди свежих инициатив – запрет абортов, отмена выборов, арест пешеходов за отказ от алкогольного освидетельствования, уголовная ответственность за распространение информации о наркотических обезболивающих препаратах, в том числе, надо полагать, о больных, которые сводят счеты с жизнью из-за недостатка лекарств. Атака на обезболивающие препараты заставила руководителя фонда помощи хосписам «Вера» Нюту Федермессер поставить вопрос о том, не считают ли народные избранники себя бессмертными, которые никогда не будут болеть и кого никак не коснется этот закон.

В наше сумрачное время, когда страна со всех сторон окружена коварными врагами, беспокойство бдительных депутатов можно понять. Все запретить – так спокойнее. Кстати, в СССР статистика самоубийств была вовсе под запретом. Запреты теснятся – продукты из Европы, кинофильм «Номер 44», танец «пчелок», кружевное женское белье, регистрация личных данных за рубежом, вражеские солдатики, игрушечное оружие, опера «Тангейзер», налог на безработных, кока-кола, нежелательные организации… У каждого на памяти множество других, не менее удивительных запретов.

Не исключено, среди законодателей существует конкуренция, кто больше нагородит шлагбаумов. Стоит ли удивляться, что многие инициативы противоречат здравому человеческому смыслу, а часто и Конституции. Но тренд очевидный. Дело не в напряжении, которое распирает черепную коробку отдельных депутатов. Можно говорить о попытке построения цивилизации запретов, которая страшится любого воздействия извне и пытается сохраниться в патриархальной неподвижности.

Предания давней старины и социалистические идеалы нам все ближе и милее. Недавно я услышал откровение авторитетного политолога, что гомосексуализма на Руси не было и эта зараза занесена к нам с Запада. Но как же осуждение содомии в «Стоглаве», как же забавы Ивана Грозного и Федора Басманова? Впрочем, на Руси когда-то не было еще и христианства, письменности и парламента, которые тоже занесены с Запада.

В Общественной палате во время недавних слушаний о состоянии образования звучали призывы вернуться к раздельному обучению, к пропаганде целомудрия, к регулярной проверке учителей на детекторе лжи на предмет благочестия. Российское образование все более отстает от требований времени, нуждается в модернизации и достойном финансировании, но вместо этого деятели квазипатриотического толка охвачены зудом оградить его от дыхания эпохи и вернуться в патриархальную старину. Почему только эта благая идея не пришла в голову президенту США Джону Кеннеди, который в 1960-х годах после космических успехов СССР решительно модернизировал систему образования в США, придав школам импульс развития, но не превращая их в церковный приют.

Некоторые интеллектуалы услужливо предложили теорию о том, что любая цивилизация – это, будто бы, система ограничений. Иными словами, свод запретов, как гранитная набережная реки, формирует вектор общественного развития. Это, как сейчас говорят, фейк, а не теория, и работает это правило для древних цивилизаций, а также для традиционалистских восточных культур. Эти общества отличаются низким динамизмом, приоритетом коллектива над личностью, государственной или корпоративной формой собственности и политическим деспотизмом. Среди личных установок преобладает созерцательность и ожидание счастливого стечения обстоятельств. Выживание в такой цивилизации важнее самореализации.

Но европейская цивилизация, а Россия все-таки причисляет себя к Европе, начиная с эпохи Возрождения (для нас переломный момент – реформы Петра), развивается совсем по другим канонам. В последнее время повышенное внимание уделяется изучению русской истории. Так вот, наибольшим уважением в нашей истории пользуются те деятели, которые сумели придать истории динамизм, ориентировали страну на развитие и новизну, преодолели предательскую русскую рутину.

С этим постулатом согласны все политические деятели всех партий, наречий, состояний. Но почему же выстраивается столь нетерпимый к любой личной автономии периметр безопасности? Особенно дико это выглядит в условиях техногенной цивилизации, которая не может существовать без уважения к частной собственности, в том числе интеллектуальной, без малого бизнеса, где зарождаются инновации, без рационального отношения к обществу, к среде обитания и к природе.

Думаю, причина в том, что все попытки модернизировать страну, перевести ее на инновационный путь развития, построить экономику знаний, не привели к успеху. Причин немало, но одна из первых – низкое качество российских элит, которые генетически наследуют традиции советских элит, угробивших великую страну. Но признать свое поражение элиты не могут и, подсознательно выгораживая себя, видят вокруг коварство и русофобию. Непроницаемый частокол запретов становится свидетельством слабости и неспособности к развитию.

Все чаще отсутствие поблизости врагов воспринимается как недоработка, как свидетельство плохого рвения. Мэр Бердска, затерянного на сибирских просторах, решил отменить выборы, ибо ему из компетентных источников поступила оперативная информация о западной агентуре. Случай для Кащенко? Ничего подобного – это реалии российской жизни.

Частокол запретов все непроницаемее. Периметр безопасности, он же пояс верности обвивает чресла российской политики все туже. Россия привыкла жить в условиях ресурсной системы. Все рычаги управления и львиная доля собственности находятся в руках государства, и общество этому не противится. По вертикали вверх поступают просьбы и жалобы смердов - вниз, по доброте державной, спускается ресурс и дозволение. Иной способ управления «раскачивает лодку».

Так было при царе Горохе, так было при коммунистах, так происходит и сейчас. Во веки веков!

Сергей Лесков

Перейти на страницу автора