Хотели как в Европе, а получится как всегда

Платные парковки разгрузят город автомобилей - и это очень хорошо. Плохо то, что чиновники по-прежнему будут разъезжать на служебном транспорте, возбуждая в горожанах тихую ненависть.


© СС0

Прошла неделя, как в Петербурге заработала первая зона платной парковки. Квартира, где я живу, оказалась внутри. Машины под окнами исчезли, зато во дворе - затор и заблокированный въезд. Но ничего, через пару дней автовладельцы научились оставлять под лобовыми стеклами номера сотовых телефонов, чтобы им можно было позвонить, если мешают.

Плату, напомню, думали собирать еще весной, однако два дотошных юриста, Саськов и Некрестьянов, обратились в суд, требуя для арендаторов жилья равных прав на льготы. На суде произошло увлекательное выяснение, что же представляет собой плата за парковку – налог или сбор. Представитель Смольного не нашел ничего умнее, чем сказать, что плата является льготой. Случился большой конфуз, но арендаторы и непрописанные владельцы жилья парковку по льготной цене так и не получили, что есть огромное свинство. Прописанным же нужно собрать от 7 до 9 справок и документов, включая нотариально заверенное согласие на получение льготы всех собственников жилья и, на кой-то черт, свидетельство о пенсионном страховании.

Смольный и сейчас не говорит прямо, в чем идеология платной парковки (по официальному сайту правительства размазана каша про «важный шаг на пути решения проблемы трафика»), но я говорить прямо вполне могу. Смысл всего этого дела в том, чтобы в городе не было автомобилей. И чтобы те автомобили, которые не удалось извести, пополняли городской бюджет.

Обе этих цели мне кажутся важными, рациональными и справедливыми. В современном городе автомобиль не нужен. А в петербургском центре — особенно. У нас по городу прекрасно гулять пешком, либо гонять на велике, скейте, самокате. Если не позволяют здоровье, погода или настроение, нужно пользоваться общественным транспортом или такси (выйдет дешевле, чем содержание машины с ее страховкой и регулярными ТО, выплатами по кредиту и сезонными заменами шин). Автомобиль - это, как и в Европе, штука для поездок за город. Но тут должен спасать прокат, особенно с такими акциями, как «два дня уикенда по цене одного» - сам в Лондоне пользовался.

Что касается идеи пополнения бюджета за счет консервативных автовладельцев, обладателей пухлых кошельков, мне она тоже нравится — будут деньги на подстриженные газоны, бесплатные фестивали и благоустроенные дворы. Горожанин должен иметь право бесплатно валяться на зеленой траве – а богач в царской ложе пусть раскошеливается. У меня случались разные места в спектакле жизни, мне такое мироустройство кажется справедливым.

Однако существует, как говорится в одном неприличном анекдоте, нюанс.

В том же Лондоне плата за парковку в центре доходит до 400 рублей в час (а в Нью-Йорке кое-где переваливает за 1000), кроме того, за въезд в центр надо заплатить congestion charge (больше 1000 рублей в день). По главной торговой улице – Oxford Street – движение автомобилей, кроме такси, и вовсе запрещено. Однако в Лондоне никто не скрывает, что цель этой меры – избавить город от автомобилей как таковых. Великобритания в этом смысле проделала большой идеологический путь: если Маргарит Тэтчер называла мужчину, у которого к 30 годам нет автомобиля, «неудачником», то уже Тони Блэр заявлял, что на внедорожниках по Лондону ездят «идиоты».

Премьер-министр Великобритании – один из немногих, кто в Лондоне пользуется автомобилем. Лондонского мэра Кена Ливингстона, который ввел congestion charge, я дважды встречал в метро. А нынешнего мэра Бориса Джонсона регулярно фотографируют катящим на велосипеде, да еще ставят в вину, что везет свою жену без велошлема. Понимаю Джонсона: парковка перед новой мэрией Лондона (знаменитое «кривое яйцо» Нормана Фостера) специально сделана крохотной, чтобы там могли без проблем запарковаться только приехавшие инвалиды. А чиновники, не исключая мэра, должны жить так же, как и все горожане.

А у нас – попробуйте себе представить губернатора на велосипеде или в трамвае. Смольный окружен, как осажденная крепость, разводными механическими надолбами, способными остановить танк, но велопарковки перед ним нет. Да и как ездить на велике на работу из губернаторской резиденции в Комарово? Да-да, губернатор в Петербурге не живет, по его улицам не ходит, в «Пятерочке» или «Ашане» не отоваривается, на последнем ряду в «Кронверк-синема» с женой не целуется, с бабушками по поводу выгула эрдель-терьера не собачится. Так, ездит на бронемобиле из резиденции в крепость и обратно, на Петербург глядя через перископ. И проблема не в том, что я не могу представить Полтавченко в трамвае – проблема в том, что ни Полтавченко, ни все его окружение себя представить в трамвае (дивном, прекрасном транспорте!) не может.

Впрочем, помимо ментальной, есть еще и техническая проблема, особо мозолящая глаз после введения платной парковки. Если автомобиль не для города, то альтернативный транспорт должен быть доступен и удобен. Куда более удобен, чем во времена СССР, в который крайне неохота возвращаться. Велодорожки в этом году стали делать уже в самом центре Москвы. Бульварное кольцо теперь выглядит так: вдоль тротуара идет велодорожка, дальше – ряд для платной парковки, оставшееся пространство – проезжая часть. Велосипедисты, таким образом, защищены от автомобилей буферной парковочной зоной. Мне стало очень удобно гонять на велике с Тверской в Парк Горького. Но в центре Петербурга нет ни одной велодорожки (в итоге на тротуарах у нас столпотворение Вавилонское, вперемешку велосипедисты и шарахающиеся от них прохожие), а на остановках общественного транспорта рядом с моим домом – ни одного электронного табло. Обещают, но обещанного в Питере и 300 лет ждут. Кроме того, скоро зима, велосипед придется ставить на прикол. Не потому, что холодно, - по Хельсинки зимой на велосипедах ездят вовсю, - а потому, что без горнолыжной маски смесь химикатов и соли разъест глаза и одежду.

Однако, несмотря на весь мой (и, скорее всего, ваш) яд, нет сомнений, что зона платной парковки в Петербурге будет расширяться. Перепрыгнет через Невский, Фонтанку, Кирочную; захватит Петроградскую сторону. Затем падут Васильевский остров и Обводный канал - а оттуда и до окраин недалеко. Когда сдастся Купчино, авторазгром будет завершен. Вольница останется только в Шушарах. Все это будет сопровождаться бессмысленными криками жертв, но, тем не менее, платная парковка будет выполнять ту функцию, которая, повторяю, кажется мне нужной и важной: разгружать город от автомобилей.

Однако в довесок платная парковка будет возбуждать и тихую ненависть к чиновникам на служебном транспорте, к государству вообще, к укреплению взгляда на мир, где есть вечно страдающие «мы» и вечно жиреющие «они».

Не буду врать, что это приведет к революции. Скорее всего, лишь к ощущению второсортности своего существования. Не смертельно, конечно. Но довольно противно.

Дмитрий Губин

Фото Дмитрия Губина

Вот как это должно быть: в центре Парижа богатый месье приехал на велосипеде отовариваться в Hermes - один из самых дорогих в мире магазинов.

Перейти на страницу автора