Великая демократическая альтернатива

Либеральная оппозиция сначала должна решить, зачем она идет в Госдуму, а уже потом продолжить попытки объединиться.


Избиратели пока не проявляют интереса к переговорам несистемной оппозиции о политическом союзе. © Фото Евгения Шабанова

Пафос, с которым представители либерально-демократической общественности продолжают писать и говорить о необходимости объединения этой самой общественности перед думскими выборами под эгидой партии «Яблоко», не перестает удивлять.

Одно из последних патетических обращений такого рода — недавняя статья в «Независимой газете» ветерана «Яблока» и демократического движения России Виктора Шейниса. Смысл его текста можно свести к такой формуле: или историческая победа демократов, то есть получение ими проходных 5% голосов на сентябрьских выборах в Госдуму, или катастрофа России. Ни больше ни меньше.

Естественно, Шейнис не мог не упомянуть предыдущее эпическое обращение известных представителей интеллигенции, «чья нравственная репутация безупречна», которые, призывая «Яблоко» и Партию народной свободы (ПАРНАС) объединиться, вышли на тот же почти космический уровень обобщений: «сейчас дело не в политике, а в сохранении страны».

«Боюсь, что острота ситуации пока не вполне осознана значительной частью актива демократических партий. Очередное поражение демократов... грозит не просто потерями, каких немало бывало в политической жизни, а последствиями, катастрофическими для всего общества», - вторит им Шейнис.

Но я задаюсь вот каким вопросом. Даже если представить себе маловероятное, а именно, что в Госдуме, органе, который в России в принципе ничего не решает, окажется десяток депутатских штыков доблестного «Яблока» из общего числа в 450 парламентариев, то каким образом они собираются спасать страну?

Глаголом жечь сердца людей с думской трибуны? Это серьезно? Посмотрите, сколько человек читают «Парламентскую газету» или смотрят «Парламентский час» по ТВ и вы поймете, каков будет общественный резонанс от таких выступлений.

Но дело не только и даже не столько в том, что Дума маломощна, а рейтинг законодательной власти в стране ниже низкого, так что пламенные филиппики отдельных думских оппозиционеров будут интересны главным образом их коллегам по нижней палате. Дело в том, что власть разрешила приглашать оппозиционных политиков в «Яблоко» не за красивые глаза. Став официально членами этой партии или ее думской фракции, они будут подчинены жесткой партийной дисциплине. Раз выступят против «линии партии», второй, а на третий их попросят определиться, нужно ли им там находиться?

Или кто-то забыл о судьбе депутатов Госдумы от «Справедливой России» Геннадия Гудкова и Ильи Пономарева, изгнанных из парламентской фракции это партии? Шейнис, судя по всему, это помнит, и потому заранее советует руководству своей партии: «Яблоко» заинтересовано в присутствии в его списке пришедших из иных партий сильных кандидатов с бесспорно демократической репутацией не в меньшей мере, чем эти кандидаты нуждаются в его поддержке. Такие кандидаты в списке – не квартиранты, которым можно предъявлять односторонние требования, а самостоятельные политики, отношения с которыми должны выстраиваться на основе взаимного уважения и широких компромиссов. Любое самодовольство, позу ментора-благодетеля, дарующего свое расположение в обмен на исполнение условий, постулированных самой партией, а не выработанных совместно, надо исключить».

Пожелание, конечно, правильное, но что-то подсказывает, что власть, которая так или иначе оказывает негласную поддержку объединению демократов под эгидой «Яблока», преследует как раз прямо противоположные цели. А именно, с помощью допуска «несистемных» демократов, создает видимость демократичности, альтернативности выборов, а стало быть, укрепляет свои позиции внутри страны и на международной арене. Подобный подход выбивает стул из-под тех, кто обвиняет режим в авторитарности.

Есть и третья задача политики Кремля по интеграции образцово-показательной части «несистемной» оппозиции в состав «Яблока» - она состоит в том, чтобы ввести этих людей в узкие рамки системы и держать их в этих рамках.

Однако в реальности все может оказаться гораздо хуже. Десяти миллионов избирателей, которые спят и видят, как бы им проголосовать за «Яблоко» или какую-то другую демократическую партию, о чем говорят представители либеральной общественности, в современной России просто нет.

Реальность (если посмотреть февральский опрос «Левада-центра») такова, что за «Яблоко» готовы проголосовать сегодня 1% избирателей, за ПАРНАС — 0%. Прибавляем один к нулю...

Самое печальное для демократической общественности, что схожие результаты, как известно, были получены не только на соцопросах, но и на местных выборах в Костроме в прошлом году. А Кострома это все-таки не Чечня и не Башкирия - в том смысле, что полученный там результат может еще показаться высоким.

В связи с этим мне кажется, что у «великой демократической альтернативы», формируемой под чутким кураторством Кремля, остается два выхода. Или испачкаться, приняв участие в выборах в Госдуму и позорно их проиграть («ну, кто же виноват, мы предоставили вам все возможности», - скажут в Кремле). Или, допустим, если уж за зубчатой стеной так решат, все же пройти в парламент, ничего там не сделать и тоже запачкаться закулисными переговорами с властью.

Есть, конечно, иной путь — начать публичную активную кампанию бойкота этих выборов. Во время прошлой федеральной парламентской кампании именно такую позицию занимал Борис Немцов, именем которого демократическая общественность сегодня клянется в верности своим идеалам. Однако мой опыт общения с этой самой общественностью подсказывает мне, что такое предложение в современных условиях выглядит еще более фантастическим, чем появление российском парламенте независимой, эффективной и бескомпромиссной фракции, выражающей либеральные взгляды.

Александр Желенин