Экономика тянет демографию вниз

Фанфары госпропаганды приглушили информацию о том, что в России второй год подряд фиксируется естественная убыль населения.


Эксперты не ждут в России скорого экономического подъема, а значит, не будет и прироста населения. © СС0

В России вновь началась естественная убыль населения (число умерших превысило число родившихся). Бравурные фанфары по поводу Крыма и Сирии несколько приглушили эту важную для страны информацию, но факт остается фактом: сокращение численности российского населения, предсказанное здравомыслящими экспертами еще года три-четыре назад, когда профильные министры бойко докладывали президенту об успехах демографической политики, продолжается уже второй год подряд.

По оперативным данным Росстата, опубликованным в январе 2015 года, по итогам 2014 года естественная убыль (без учета миграционного прироста) населения РФ составила 25453 человек. Соответственно, в начале 2016 года, по итогам 2015 года зафиксирована убыль населения в 27719 человек.

Конечно, за прошедшие четверть века в России были показатели куда хуже. С 1992 года и до начала 2000-х годов ежегодная убыль колебалась в среднем от 700 тысяч до почти одного миллиона человек в год. Некоторый перелом этой крайне негативной тенденции вроде бы наметился в 2007 году. Если верить цифрам официальной статистики, примерно шесть лет, вплоть до 2013 года, фиксировалось непрерывное сокращение убыли. С 2009 года министры здравоохранения РФ - вначале Татьяна Голикова, а затем Вероника Скворцова регулярно докладывали Владимиру Путину благую весть: наконец-то, свершилось, впервые за 15 лет (впервые за 17 лет и так далее) у нас начался естественный прирост населения!

Однако в реальности все это по преимуществу было то ли попыткой выдать желаемое за действительное, то ли просто слабым представлением об основах демографической статистики. В любом случае, по итогам последних пяти лет смело можно говорить только об одном реально зафиксированном случае естественного прироста в РФ. По окончании 2013 года было подсчитано, что рождаемость превысила в России смертность на 24 тысячи человек. О том, что произошло уже в следующих 2014 и 2015 годах сказано в начале этой статьи — Росстат вновь зафиксировал рост убыли населения Российской Федерации.

Однако тут надо отметить еще одну немаловажную вещь. Довольно регулярно и чиновники, и журналисты, пишущие на эти темы, путают общий прирост (убыль) населения и естественный. Разница, как было сказано, в том, что естественный прирост учитывает только данные по смертности и рождаемости, а общий - еще и миграционную динамику. Так вот, если мы учтем миграционный прирост, то выяснится, что только с 2011 по 2014 годы он улучшал российские демографические показатели в среднем примерно на 300 тысяч человек ежегодно (данных по 2015 году еще нет, но, скорее всего, они примерно такие же, как и в предыдущие четыре года).

Соответственно, если бы миграционного прироста не было (за что так ратует патриотическая общественность), население России составляло бы сегодня не 144,2 млн. человек (без учета Крыма), а примерно 142,7 млн. То есть, было бы меньше, чем в 2011 году, когда в РФ насчитали 142,9 млн человек. Но, повторим, дело даже не в абсолютных цифрах, а во вновь обнаружившейся драматической тенденции на сокращение численности населения страны.

Попытке разбора причин этой тенденции была посвящена встреча экспертов Комитета гражданских инициатив под названием «Медико-демографические проблемы населения России». В докладе, с которым выступил директор Института демографии Высшей школы экономики Анатолий Вишневский, констатируется некоторое улучшение демографической ситуации в стране за последние семь лет, однако одновременно прогнозируется, что удержать этот «успех» не удастся. По мнению эксперта, это предопределено «особенностями возрастной структуры населения РФ».

В то же время, как и некоторые другие специалисты, Вишневский склонен выводить нынешние демографические проблемы «от Адама». То есть, видит их первопричины по преимуществу в Великой Отечественной войне. Речь о так называемой «демографической яме», в которую, согласно этой концепции, страна должна падать примерно раз в 20-25 лет. Отчасти так и было во время спада рождаемости 1968 года, когда в детородный возраст вошло малочисленное поколение жителей РСФСР, родившихся во время войны. Тогда родилось лишь около 1,8 млн детей.

Согласно этой теории, следующий спад должен был произойти еще через двадцать лет. Однако в 1988 в РСФСР, наоборот, наблюдался всплеск рождаемости. В том году на свет появилось почти 2,4 млн детей. В 1989 году – 2,2 млн. Как говорится, нам бы сейчас такой «спад», с учетом того, что в «рекордном» 2013 году в РФ родилось меньше 1,9 млн человек. Кроме того, эта теория не учитывает другой важнейший показатель, влияющий на прирост (убыль) населения - уровень смертности. В 1988 году смертность составила 1,5 млн человек, а в самом «благополучном» году путинской эпохи — 2013-м — почти 1,9 млн человек.

Страшные социально-экономические катаклизмы, связанные с проведением либеральных реформ после распада СССР, когда миллионы людей были лишены средств к существованию, Вишневский изящно называет «турбулентностью девяностых». Он признает, что эта «турбулентность» некоторым образом повлияла на демографию, но, видимо, не так, чтобы очень.

Между тем, сам эксперт называет одной из причин высокой смертности в современной России недофинансирование системы здравоохранения. На одном из графиков, представленном Вишневским, очень четко видно, насколько Россия отстала по этому показателю от развитых (и даже не очень) стран мира. Так, расходы на здравоохранение в России (3,5% ВВП) ниже, чем в Турции (4,7%) и Бразилии (4,7%). В три раза они меньше, чем Нидерландах (9,9%) и Дании (9,6%), более чем в два раза ниже, чем в США (8,1%).

Однако и это далеко не единственная причина того, что ведущий круглого стола в КГИ Евгений Гонтмахер назвал «даже не демографической, а гуманитарной катастрофой», происходящей в России. По его прогнозу, в ближайшее десятилетие в России не стоит ждать экономического роста «в силу порочности модели нашей экономики». А значит, не будет и роста численности населения.

Александр Желенин