Виагра для рубля

Какой бы ни была цена на энергоносители, для России все одно - любой сценарий ведет к углублению кризиса.


Впору признать, что уже не армия и флот, а нефть и газ – единственные союзники России. © СС0 Public Domain

Реальные пацаны давно качают не бицепсы. Они качают нефть. Именно такие люди собрались в минувшее воскресенье в Дохе, чтобы обсудить заморозку ее добычи. Низкая цена на энергоносители никому не выгодна, и для того, чтобы ее поднять, полезно ограничить предложение на рынке.

До встречи в столице Катара реальные пацаны собирались несколько раз, «все перетерли» и составили меморандум, который оставалось лишь подписать. Теперь ясно, что надежды были наивны и подтверждали простодушную природу человека.

На ожиданиях цена нефти за полторы недели до переговоров в Дохе выросла на 16%. Соответственно и российский рубль укрепился. Переговоры провалились - нефть упала на 5%. И мигом как тень безропотно опустился российский рубль. В других странах низкая цена на энергоносители стимулирует экономику. В России же, какая бы ни была цена на нефть – все одно, любой сценарий ведет к углублению кризиса. Нефть стала виагрой для рубля. Это влияет на наполнение бюджета, но не оказывает прямого воздействия на состояние экономики и развитие отраслей.

Главная причина срыва переговоров названа. Саудовская Аравия требовала, что на заморозку согласились все крупные производители нефти, включая Иран, российского стратегического союзника. Неужели мы не знали о его позиции? Иран даже не приехал в Доху и заранее предупредил, что его цель – восстановить добычу и экспорт нефти на досанкционном уровне. Экономика страны истосковалась по самым легким (мы по себе знаем, как кружат они воображение) нефтяным деньгам. Тегеран заявил, что будет наращивать добычу, чтобы достичь цели – 4,5 миллиона баррелей в день. Сейчас добыча 2,5 миллиона баррелей. Для сравнения Россия, Саудовская Аравия и США добывают примерно по 10 миллионов баррелей. А переизбыток нефти на рынке – 1,5 миллиона баррелей. Такова цена вопроса.

Но самый важный урок Дохи мне видится все же в другом. Мне обидно и даже оскорбительно, что судьбу России и перспективы ее экономики решают люди, которые живут на Аравийском полуострове. Не мы сами, а шейхи определяют наши пенсии, уровень образования и здравоохранения, решают судьбу наших детей и родителей. От шейхов зависит, на каких машинах мы будем ездить, сможем ли вернуть ипотеку, какие лекарства станем покупать, на какой курорт поедем и поедем ли вообще.

Каким образом мы допустили, что наш кошелек наполняется не собственным трудолюбием и изобретениями, а чужими капризами? Советский человек, который звучал гордо, поперхнулся бы, если бы узнал, что уровень жизни его внуков зависит от того, сумеют ли шейхи уболтать друг друга.

Впору признать, что уже не армия и флот, а нефть и газ – единственные союзники России. Неужели прав ехидный Пелевин, утверждая, что наша культура – это плесень на нефтяной трубе? Несмотря на все призывы к модернизации и к технологическому рывку, доходная часть бюджета, даже несмотря на многократное падение цен, все в большей доле зависит от углеводородов. В 1999 году их доля в экспорте составляла 40%, а в 2014 году – 70%. При цене на нефть всего в 20 долларов рост экономики в 1999 году составил 1,5%. Почему же сейчас при гораздо более высоких ценах ВВП России начал снижаться?

За 15 лет, несмотря на щедрые намерения, Россия так и не слезла с нефтяной иглы. Индустриальной трансформации, развития инфраструктуры и технологического рывка не произошло. Современных железных дорог все эти годы вовсе не строили. А автомобильных дорог строится в четыре раза меньше, чем 15 лет назад. На протяжении нескольких лет инвестиции в дороги снижаются каждый год в три раза. В итоге дорог в огромной России столько же, сколько во Франции, и меньше, чем в Канаде. Стоит ли удивляться звонкам по этой проблеме на недавней «прямой линии» с Владимиром Путиным? Тоже открытие - ничего другого ждать не приходилось.

К сожалению, никаких идей по созданию привлекательных рыночных механизмов у правительства нет. Современная инновационная модель развития при монопольной экономике и диктате государственных корпораций невозможна. Страна обречена на технологическое отставание. У власти идеи возникают только по части повышения налогов и продажи еще оставшихся активов.

Последние инициативы - разрешение регионам объявлять дороги временно платными для покрытия их ремонта. А также приватизация холдинга «Вертолеты России» с участием «Аэробуса» и «Боинга», приложивших в 1990-х руку к тому, чтобы наше авиастроение, которое производило каждый второй самолет в мире, забыло о конкуренции и протянуло ноги.

Если из истории можно извлечь полезные уроки, то стоит вспомнить теорию о том, что в тучные 1970-е годы СССР впал в наркотическую зависимость от щедрых углеводородных испарений, а когда в 1980-х случилось падение цен на нефть, организованное империалистами и шейхами, произошел экономический коллапс и разрушение когда-то могучей страны. Даже если это преувеличение, то горький факт состоит в том, что при Горбачеве впервые в послевоенной истории СССР бюджет верстался с дефицитом. Сейчас опять верстаем с дефицитом - за счет резервов, которые хранятся в американских банках. И в надежде на виагру. То есть на подорожание нефти.

Может быть, не надо нагнетать? Нефть, наша кормилица и заступница, оклемается и пойдет в гору? Ведь в 2015 году Россия добыла рекордное количество нефти – 534 миллиона тонн. То есть мы качаем бицепсы и трицепсы. Но суровая правда такова: Россия добывает 14% мировой нефти, а запасов у нас только 5% от мировых. По добыче мы на первом месте в мире, а по запасам – на восьмом.

Геологоразведочные работы практически заморожены, не хватает средств, особенно на науку. Недра истощаются, работающие скважины неминуемо стареют. По прогнозам к 2019 году добыча нефти в России снизится до 500 миллионов тонн.

По данным Роснедр, нефти в России хватит на 20-25 лет. Даже сейчас, когда ее еще хоть залейся, в России 22 миллиона бедных, которые имеют доходы ниже прожиточного минимума. Эти люди имеют полное право завидовать подданным короля Саудовской Аравии – по уровню жизни, социальной поддержке, медицинскому обслуживанию. Год назад бедных было 16 миллионов.

Как будет жить Россия, если нефть истощится? Может быть, заживет даже лучше. Великий Новгород был поставщиком технологий и товаров в города Ганзейского союза, откуда получал сырье. И вообще, по современному опыту нефть и демократия с инновациями не смешиваются.

Сергей Лесков