Конспирология против веры

Всеправославный собор начинается на Крите без РПЦ и ряда других церквей. Борьба Москвы и Константинополя разделяет православных.


Вполне возможно, что до нового церковного раскола осталось всего несколько дней. © Фото Надежды Красновой

В конце этой недели на Крите должен начаться Всеправославный собор, подготовка к которому велась полвека. Делегации поместных церквей уже собрались на греческом острове — но далеко не все, а лишь те, что согласились принять участие в этом мероприятии, организатором которого сейчас оказался практически в одиночку Константинопольский патриарх Варфоломей.

Менее чем за месяц до Собора, подготовка к которому до этого не вызывала особых проблем, православные церкви одна за другой вдруг стали выдвигать претензии к подготовленным документам и под этим предлогом отказываться от поездки на Крит. Первой такое решение приняла Болгарская церковь, затем Антиохийская (большая часть канонической территории которой расположена в Сирии), а вслед за ними Сербская и Грузинская. Сербы потом передумали (правда, с оговорками). По итогам экстренного заседания Священного синода 13 июня Русская православная церковь также приняла решение отказаться от участия во Всеправославном соборе.

Вселенскому патриарху, как предпочитает называть себя Варфоломей, не удалось договориться с патриархом Московским и Всея Руси Кириллом и теперь многие наблюдатели прогнозируют, что тема предоставления автокефалии, то есть полной независимости Украинской православной церкви от Москвы, все же будет обсуждаться на Крите. Верховная рада Украины даже приняла в связи с этим соответствующее воззвание к Константинопольскому патриарху.

Изначально предполагалось, что украинская тема обсуждаться участниками Всеправославного собора не будет. Других вопросов более чем хватает. Однако затем несколько церквей, начиная с одной из самых малочисленных — Антиохийской и заканчивая самой крупной — Русской православной, отказались от участия в Соборе. Формулировки были разные. РПЦ вслед за Болгарской и Сербской православными церквями, предложила отложить собрание на Крите до лучших времен. Формально — до того момента, когда удастся снять такие мелкие, в реальности, проблемы как споры о том, кому за кем сидеть, реально же — до тех пор, пока Вселенский патриарх не придет на поклон к патриарху Московскому.

Проблема в том, что на поклон никто ни к кому не придет. Константинопольский патриарх — человек с достаточно сложным характером, по словам протодиакона Андрея Кураева у Варфоломея онкологическое заболевание и сейчас он уже думает о том, как войти в историю. При этом, судя по тому, что совсем недавно появилась даже марка с изображением Константинопольского патриарха, что обычно делается после смерти общественного, политического или религиозного деятеля, он еще стремится к своему личному возвеличиванию. Однако не чужды греха гордыни и веры в свою избранность и иерархи Русской православной церкви.

Пока на то было политическое решение Кремля, в РПЦ были готовы были договариваться с Константинополем. Однако после поездки Владимира Путина на Афон все внезапно переменилось. В Москве «на коне» оказались православные фундаменталисты и околоцерковные экстремисты, стремящиеся захватить контроль над РПЦ. Они кричали, что Собор на Крите это вообще «антихристово дело», а патриархом Варфоломеем управляют то ли католики, то ли напрямую Госдепартамент США.

Одним из их прогнозов, в частности, было утверждение, что на Крите Москву заставят отказаться от Украинской православной церкви и утвердить ее полную независимость. И хотя изначально это казалось полной фантастикой, теперь, после отказа РПЦ от участия, такое развитие событий становится весьма вероятным. Прямой конфликт с Вселенским патриархом может толкнуть его на необдуманные и резкие действия политического характера.

Тогда речь пойдет о так называемом «самосбывающемся прогнозе». И отказ от участия в собрании на Крите из-за риска признания там автокефалии УПЦ приведет как раз к тому, что фантастика станет реальностью.

Ну, а дальше, к сожалению, речь пойдет о неизбежном расколе в православном мире. Причем, если Собор, в итоге, примет какие-то решения догматического характера, то неизбежен раскол в вероучении. Фактически — появление двух новых православных конфессий. Ведь накануне собрания на Крите в Константинополе прямо говорили, что постановления Собора будут обязательными и для тех церквей, которые не пришлют своих представителей. В Москве же говорили и повторяют сейчас, что такой Собор не может называться Всеправославным, а значит его решения не будут обязательными даже для тех церквей, которые под ними подпишутся.

Единственный выбор, который останется у Болгарской, Русской и ряда других православных церквей после Собора — это либо принять его постановления, либо не признавать ни его, ни глав других церквей, которые участвовали в одобрении этих решений. А это и есть в чистом виде церковный раскол. И до него всемирному православию, если ситуация и дальше будет развиваться также негативно, осталось всего несколько дней. Собор будет заседать на Крите до 26 июня.

Иван Преображенский