Игры на выживание

Невозможно удержаться от вопроса о причинах скороспелой готовности возобновить отправку российских туристов в Турцию.


Российского туриста, живущего по принципу «авось», вряд ли отпугнет угроза терроризма. © СС0 Public Domain

Президент России дал указание снять административные барьеры перед туристическим бизнесом на турецком направлении. Оно последовало на следующий день после взрывов в аэропорту Стамбула, где погибли около 40 человек, а пострадали больше 250. Это самый кровопролитный теракт среди всех, которые были совершены в аэропортах. В 2011 году в «Домодедово» погибли 37 человек, в этом году в Брюсселе – 35 человек.

Если вспомнить, что после гибели самолета А-321 с российскими туристами в Египте в октябре 2015 года это популярное направление остается закрытым для наших граждан, невозможно удержаться от вопроса о причинах скороспелой готовности возобновить турецкий туризм. Может быть, теракт в аэропорту имени Ататюрка был несчастным исключением для Турции? Нет, за последний год в этой стране произошло девять крупных терактов, в которых погибли 250 человек.

Боевики ни для кого не делают исключений, они атакуют военных, полицейских, чиновников, но часто – мирных граждан. Объекты для нападения выбираются также самые разные. Такое впечатление, что террористы ставят галочки в перечне объектов инфраструктуры. И можно предположить, что их взгляд, в конце концов, упадет на курорты. Предположение, что места отдыха представляют для боевиков запретную зону, поскольку они сами поправляют там здоровье, подорванное ратными подвигами, выглядит предельно наивным.

Важной для России подробностью теракта в Стамбуле является то, что он был проведен в зоне предварительного осмотра при входе в аэропорт. Одна из бомб взорвалась внутри сканирующего багаж устройства. Люди, находившиеся поблизости, погибли. Именно в этой зоне скапливаются самые большие очереди. Но именно на таком досмотре по непонятной логике делают упор спецслужбы в аэропортах России. Ни в США, ни в Европе, ни даже в Израиле с его повышенным вниманием к любым террористическим поползновениям, предварительного досмотра в аэропортах нет.

Борьба с угрозой рассредоточена по всему пространству аэропортов и начинается на подъезде к нему. Работают скрытые от посторонних глаз агенты в штатском. А в Израиле в толпе ходят опытные психологи, которые выявляют личностей со странным поведением. В Израиле, который находится в состоянии перманентной войны и живет в агрессивном окружении, годами на авиатранспорте обходится без единого теракта.

Кстати, после теракта в аэропорту Брюсселя спецслужбы Израиля объявили, что еще на входе взяли бы на прицел смертников, которые шагали по залу в одной перчатке, выдавая то, что свободная рука лежит на взрывателе. (Подробнее о том, как обеспечивается безопасность израильского аэропорта имени Бен-Гуриона, читайте здесь).

Теракт в стамбульском аэропорту заставляет вспомнить об официальном обращении Международного совета аэропортов Европы на имя премьер-министра России Дмитрия Медведева весной 2016 года. Эксперты предупредили, что досмотр на входе в аэропорты и вокзалы не помогает предотвратить теракт, но напротив, создает уязвимые точки скопления. Такой досмотр на входе в обязательном порядке введен в московских аэропортах и на вокзалах после теракта в аэропорту «Домодедово» в 2011 году. Его отсутствие стало главным мотивом обвинения против арестованного руководства этого аэропорта.

Можно предположить, что возобновление туристического потока в Турцию – следствие каких-то важных для России соглашений, о которых (пока?) говорить не полагается. Не исключено, это касается отношений Турции с Сирией и президентом Башаром Асадом. А также совместных действий против «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ, - «Росбалт»), которое взяло на себя ответственность за теракт в стамбульском аэропорту.

Узнать всю подоплеку в подобных сюжетах удастся только историку. Но ясно, что экономический аспект, каким бы радостным ни казался подъем шлагбаума засидевшимся туристам, переоценивать не стоит.

Россия по количеству туристов в Турции (3,6 миллионов в 2015 году) идет на втором месте после Германии (5,4 миллиона). Но немецких туристов в этом году стало в два раза меньше. Ущерб от российских санкций намного меньше, чем простой испуг немцев. Легко прикинуть: три миллиона туристов – максимум того, что могла дать России в период кризиса.

По оценкам, индивидуальный туризм сохраняется на уровне одного миллиона. Если каждый турист оставляет в Турции одну тысячу долларов, то ущерб экономике от наших санкций – максимум два миллиарда долларов. Бюджет Турции – 800 миллиардов. За газ Турция платит России 15 миллиардов долларов. От Евросоюза за работу с мигрантами Турция просит шесть миллиардов. Судите сами, много это или мало – потеря 0,25 процента.

Обращает на себя внимание то, что извинения Эрдогана последовало сразу после референдума в Великобритании, на котором было принято решение о выходе из Евросоюза. Думаю, Эрдоган, как на восточном базаре, продолжает хитрую торговлю с ЕС. Поссорившись со многими влиятельными игроками, турецкий лидер погружается в политическую изоляцию. Ясно, что восстановление дружбы Эрдогана с опальным для Запада Путиным - второй подряд тяжелый удар по Евросоюзу. Турция для Брюсселя отходит на задний  план, обещанных денег ввиду изменения концепции могут не дать. И Эрдоган напоминает о себе. Надо признать, тонкий и хитрый ход. Как говорил известный всем сын турецкоподанного, Эрдоган сумел бы от мертвого осла уши продать.

России и Турции одинаково нужны ровные отношения из-за их геополитической близости и пересечения слишком многих интересов. Для Турции жизненно важен российский нейтралитет по курдской проблеме, доступ на обширный российский рынок и стабильность поставок российского газа, который обеспечивает 60 процентов потребностей и не имеет замены. (О том, как на энергетический баланс в регионе могут повлиять крупные запасы газа, найденные в Израиле, читайте здесь).

Для России важен нейтралитет Турции по отношению к крымским татарам, а также отказ от выстраивания «тюркско-исламской дуги», которая включает Татарстан, Якутию и Казахстан. И еще сохранение давления на Константинопольского патриарха, который не позволяет Украинской православной церкви отделиться от Московской патриархии, что нанесло бы последний удар по отношениям Москвы и Киева. России слишком выгодно дружить с Турцией, чтобы отвергнуть даже неискренние извинения.

Что касается потенциального российского туриста, то вряд ли его отпугнет угроза терроризма. Русский человек живет по принципу «авось», он стремглав бежит по минному полю и верит, что скорее подорвется тот, кто замирает перед каждой кочкой. Тем более, что мы привыкли к терактам у себя дома. Лишь с 2014 года удалось загнать боевиков на Кавказ, и в городах центральной части России взрывов не слышно. Но до этого ежегодное число терактов приблизилось к 200, гибло больше 400 человек. По уровню терроризма Россия находилась на девятом месте с конца, по соседству с Пакистаном и Ираком. Сейчас наше место заняла Украина, а Россия находится на 23 месте, между Китаем и Израилем. У Турции 27 место, то есть, если верить рейтингам, там спокойнее, чем в России. Большая разница, конечно, в том, что в России террористы заперты в одном регионе и давно не прорываются наружу.

Туроператоры объявили, что сумеют восстановить авиационное сообщение и наладить поток туристов за две недели. Наши люди сломя голову побегут по минному полю. Игры на выживание. Может ли государство наблюдать за этим забегом, как любопытный зритель?

Сергей Лесков