Отравление колодца на экспорт

Израильский опыт показывает, что ужесточение законодательства в отношении НКО это далеко не всегда преследование праведников.


Как на продаже родины заработать себе на комфортную и безбедную эмиграцию. © СС0 Public Domain

Вслед за Россией в Израиле принят закон о некоммерческих организациях (НКО), финансируемых из иностранных источников. В первой редакции, предложенной депутатом от партии «Наш дом Израиль», репатриантом из СССР Робертом Илатовым, он назывался вполне по-российски: «Об иностранных агентах». Но, в конце концов, вышел под другим названием: «О прозрачности финансирования некоммерческих организаций».

Однако этот закон все равно вызвал бурю протестов в обществе, правда, только в одном секторе политического поля – левом. Потому что, несмотря на инертность названия, на практике он коснется, прежде всего, именно радикальных леваков.

Счастливое совпадение

В соответствии с новым законом, израильские некоммерческие организации, больше половины финансирования которых поступает из иностранных государственных источников, обязаны декларировать это публично: на своих официальных сайтах, в наглядной агитации, рекламных объявлениях, телевизионных роликах, а также при контактах с государственными чиновниками и парламентариями. Чтобы все знали, на кого эти общественники работают – предупрежден, значит, вооружен.

Как будет выполняться это жесткое требование предельной откровенности в такой интимной сфере, как денежная, для меня пока загадка. А вот зачем понадобилось законодательно вводить обязаловку самопризнания иностранной финансовой зависимости для некоммерческих израильских организаций, как раз понятно.

Если судить по обрывкам дискуссий в Кнессете, нововведение направлено на 25 из нескольких тысяч израильских НКО. Именно у них львиную долю финансовых вливаний составляют гранты и пожертвования из иностранных государственных источников.

Источники эти очень солидные: непосредственно ЕС, министерства иностранных дел и иные правительственные структуры Великобритании, Франции, Бельгии, Германии, Швеции, Дании, Норвегии, Ирландии, Швейцарии, Испании, ну и США, конечно… Все это дружественные страны, но у Израиля с ними сильно расходятся взгляды как на пути и темпы решения палестинской проблемы, так и на саму ее суть.

Надо ли говорить, что деятельность израильских НКО, счастливым образом оказавшихся на щедром содержании зарубежных государственных спонсоров, сосредоточена как раз на этой проблеме? Надо ли объяснять, что по отношению к ней они стоят на позициях своих спонсоров, а не Израиля и большинства израильского общества? А иначе – зачем им платить!

До сих пор – все легитимно и даже честно. Как в отношении источников денег (кто платит, тот и заказывает музыку, или, по крайней мере, платит лишь за ту музыку, которая ему нравится), так и в отношении самих НКО. Вовсе не факт, что они занимают пропалестинскую или даже антиизраильскую позицию, потому что им за это дает деньги заграница. Вполне возможно, что они отстаивают свои искренние убеждения. А то, что эти убеждения совпадают с устремлениями столь состоятельных и авторитетных спонсоров, готовых за это платить, - удачное стечение обстоятельств, которым незачем пренебрегать.

Так что теоретически все более-менее кошерно. Теперь практика.

Как евреи подставили Абу-Мазена

23 июня глава Палестинской национальной автономии (ПНА) Махмуд Аббас, более известный в Израиле как Абу-Мазен - по псевдониму со времен террористического подполья, выступил с пламенной речью на пленарном заседании Европарламента. Он рассказал парламентариям ЕС страшные вещи об израильской оккупации палестинских земель, жестокости солдат ЦАХАЛа (Армии обороны Израиля) и полицейских, практикующих внесудебные расправы над мирными террористами, о бесчинствах израильских поселенцев.

Среди прочего поведал о вообще вопиющем явлении. Из-за происков оккупантов палестинское население испытывает жесточайший дефицит воды. Мало того, что израильтяне отнимают у коренного арабского населения водные ресурсы. По наущению своих раввинов, поселенцы отравляют колодцы в палестинских деревнях, вынуждая арабских крестьян покидать насиженные места, - как жить?! Зал взорвался от возмущения – действительно, как?

Но еще большее негодование вызвала эта сенсация Абу-Мазена у виновной стороны – у евреев. Последний раз их обвиняли в Европе в отравлении колодцев в XIV веке, во времена «Черной смерти» - эпидемии чумы. Не зная, как объяснить обрушившийся на европейские страны страшный мор, добрые христиане нашли ему причину: это евреи (тоже по наущению раввинов) отравляют воду, чтобы их извести. Тогда, за шесть веков до Гитлера, в Европе развернулась первая попытка «окончательного решения» еврейского вопроса. Большинство общин было уничтожено – вырезали, глумились, вешали, сжигали живьем, топили в болотах и реках, предварительно закатав в бочки. Именно после той резни ашкенази, исконно немецкие евреи (большинство русских евреев – из них), оказались в Восточной Европе – сбежали от расправ после обвинений в отравлениях колодцев.

И что – опять? Весь еврейский мир возмутился новому кровавому навету, прозвучавшему с трибуны Европарламента. Однако Абу-Мазен ничего сам не придумал. Он лишь повторил то, что незадолго до его вояжа в Брюссель вовсю обсуждало его же «государственное» телевидение (существующее, кстати, на средства ЕС). Там рассказали и об отравленных колодцах, и о покинутых из-за них деревнях, и о религиозном предписании, и о том, что отдал его глава Совета раввинов еврейских поселений Шломо Меламед.

Израильские журналисты в поисках первоисточника быстро установили, что нет в природе такого органа – Совета раввинов поселений. Стали искать раввина Меламеда. Нашли (да и странно было бы не найти раввина с такой распространенной фамилией, означающей в переводе «учитель»). Правда, он оказался не Шломо, а Залман и о своем зловещем предписании впервые услышал от них.

Абу-Мазен, видимо, не подозревавший, что это его «разоблачение» (он их выдает в каждой своей публичной речи в ЕС и ООН пачками) попадет на столь чувствительную историческую почву и вызовет такой резонанс, после того, как его поймали на явной лжи, принес извинения. Сказал, что его дезинформировали. Другое дело – кто это извинение услышал, ведь несколько сот депутатов Европарламента внимали самому «разоблачению», стократно умноженному прессой.

Однако глава ПНА виноват лишь отчасти. Его просто подставили. И конечно, евреи. Это они подбросили палестинским пропагандистам «утку», которая оказалась, кстати, курицей.

Как из курицы сделать утку

Авторство дезинформации принадлежит основателю и одному из руководителей израильской НКО «Шоврим штика» (что можно перевести как «Нарушаем молчание») Йегуде Шаулю. Среди профилирующих направлений деятельности этой организации – живописание ужасов оккупации иностранным правозащитникам, левым активистам, политикам, в частности, депутатам Европарламента, иногда – с экскурсиями на местности.

В одном таком посещении «территорий» Йегуда рассказал своим западным гостям о том, как поселенцы отравили колодец в палестинской деревне, из-за чего жителям ее пришлось покинуть свои дома навсегда.

Журналисты 10 канала ИТВ разобрались с этой историей. Действительно, в колодец во дворе палестинского дома попала курица. Сама ли туда свалилась и, потонув, сдохла, бросил ли кто, – неизвестно. Семья, обнаружив это, действительно съехала – пока чистили колодец. Потом вернулась. Когда журналисты связались с хозяином дома, он под запись это подтвердил, но сказал, что не знает, откуда в колодце появился куриный труп, а подозрений в адрес поселенцев или других сионистов ни разу никому не высказывал, поскольку у него их и не было.

Все, как в том анекдоте про швейную машину вместо «Волги». Не колодцы, а один колодец. Не деревня, а один дом. Не навсегда, а на время. Не потрава, а несчастный случай. Не сионисты-оккупанты, а вообще неизвестно кто. Это – в обратной прокрутке интерпретация «Шоврим штика».

Дальше – экстраполяция палестинских пропагандистов, получивших из еврейских рук жареный факт: выдуманный Совет раввинов поселений, выдуманный раввин Меламед, выдуманный раввинский наказ выдуманным поселенцам. По заветам Геббельса: чтобы в ложь поверили, она должна быть вопиющей, а чтобы легче поверили – нужны дополнительные детали. Вот они и нашлись.

И с этим разоблачением, выдуманным от начала до конца, главный палестинский политик, глава будущего «палестинского государства», выходит на трибуну Европарламента, и весь депутатский корпус объединенной Европы ему рукоплещет.

Погодите смеяться – тут учиться надо. Эта «утка» из дохлой курицы несет такие золотые яйца, что вам и не снилось.

Софизм против сионизма

Эта история по многим параметрам знаковая для «Шоврим штика» и подобных ей НКО израильских левых радикалов («Бецелем», «Адалла», «Та-аюш» и проч. – их целая обойма).

В логике и риторике есть софизм (классическая логическая ошибка), который так и называется: «отравление колодца». Суть его в том, чтобы вместо аргументов в споре заранее дискредитировать оппонента – «отравить колодец» - и тогда все, что он ни скажет и ни сделает, будет лишь оправдывать заданную дискредитацию. Этим приемом воюют с Израилем его многочисленные хулители. Делигитимация еврейского государства – их цель и хлеб.

«Шоврим штика» достигла на этом поприще впечатляющих успехов, в том числе и в части манипуляции общественным мнением по поводу истинных целей своей деятельности. Но в приведенном выше эпизоде вся ее суть проявилась с идеальной наглядностью: вот оно «отравление колодца» в чистом виде, вот метод – подлог и подтасовка, вот последствия – выступление Абу-Мазена с трибуны Европарламента – и резонанс на весь мир. Причина – нулевая, эффект – вселенский. Маркетологи плачут от зависти.

Организация «Шоврим штика» создавалась в 2004 году как содружество демобилизованных солдат ЦАХАЛа, где они могли бы откровенно поделиться своими переживаниями от службы на «территориях» во время Второй интифады. По посылу - что-то вроде общества анонимных алкоголиков, только у тех – собственное баловство и слабоволие, а у этих – служба родине; несравнимые причины.

Многие солдаты, служившие за «зеленой чертой» (демаркационной линей, установленной в 1949 году после завершения Войны за независимость Израиля, - «Росбалт»), особенно в периоды обострения там обстановки, боевых действий, подвержены посттравматическому синдрому. Для молодых ребят, вчерашних школьников, это стрессовое переживание. Армейские психологи не сидят без дела, продолжают оказывать помощь нуждающимся и на гражданке. Откровенные разговоры среди своих, испытавших то же самое, - действенный способ реабилитации. Отсюда – «Нарушаем молчание»: не таим в себе, говорим, чтобы полегчало…

Задача – благородная. Но она оказалась лишь приманкой. Сегодня деятельность «Шоврим штика» сосредоточена не помощи демобилизованным солдатам, а на сборе у них материалов о нарушениях ЦАХАЛом гражданских прав населения на «оккупированных» территориях. Декларируемая цель – апелляция к общественному мнению в стране для прекращения оккупации. На самом деле - делигитимация Израиля и его армии за рубежом. «Шоврим штика» ориентирована исключительно на Запад, вся ее продукция – экспортный товар.

Маркетинговая схема

Как произошла эта метаморфоза целей? Ничего удивительного. Все по законам маркетинга. Надо определить рынок. Потенциальных инвесторов. Выбрать товар, наиболее востребованный на этом рынке и привлекательный для людей с деньгами. Оценить собственные возможности, преимущества и ресурсы. И свести это все вместе.

Страдания солдат, подверженных посттравматическому синдрому после службы на территориях, – не товар, разве что для внутреннего рынка, скудного и тесного. На экспорт не годится, а главный спрос – там.

Но Израиль в части его делегитимации перспективен, как чернозем для земледелия: какую палку где ни воткни – прорастет и даст плоды. Главный израильский бренд – армия. Самый раскрученный товар для правозащитников в мире – страдания палестинцев. Если объединить армию и страдания палестинцев, получится идеальный товарный пакет. Где на него самый большой спрос? В Европе!

Европа, подверженная сейчас медленной спорадической атаке исламского терроризма, не знает, как ему противостоять. Зато там сформировано устойчивое убеждение, что ключ к примирению с исламским миром в руках у израильтян: решат они проблему палестинцев, как те хотят, и все утихнет. Надо только убедить, а если не удастся – заставить. Отсюда расцвет движения по делегитимации и бойкоту Израиля в Европе. Нужно встречное движение из Израиля. Слава Богу, есть. Надо ему способствовать. На это ничего не жалко. Сейчас это – вопрос выживаемости Европы – не с террористами же бороться, они уже граждане европейских стран и электорат.

Молодые люди из «Шоврим штика» ловят тренд. У них в руках самый горячий товар – армия, угнетающая палестинцев. Европейский рынок для этого товара исключительной емкости. Там же - главные инвесторы. Все сложилось.

Слишком теоретизированная схема? Вот практика.

Большинство публичных мероприятий организации, декларируемой целью которой является «исправление нравов израильтян в отношении палестинцев», проводится за границей или в Израиле – для заграничных визитеров. Это и называется – быть лицом к заказчику. Что продаем?

Согласно журналистскому расследованию 10 канала, количество случаев нарушения прав палестинцев на территориях, представленных «Шоврим штика», год от года снижается в разы. А активность организации – растет.

Финансирование – из иностранных источников, главным образом государственных, - тоже. В организации работает 15 человек. Им достаются миллионы. Никто не платит такие деньги просто так. Только за выполнение поставленных целей. Как их выполнять, как поддерживать финансирование на прежнем уровне, если число «преступлений» армии снижается?

А вот так. Из десяти случаев нарушения прав палестинцев, обнародованных «Шоврим штика», два - подтвердились, но были расследованы самой армией, четыре - не поддаются проверке, два - намеренно гиперболизированы, два - явная ложь.

Говорит ли это о провале организации? Ничуть. Но опять же, тут что считать успехом, а что провалом. Зарубежные инвестиции не снижаются, популярность «Шоврим штика» в западных политических и общественных институтах, а также в СМИ растет.

И самое главное: один за другим руководители организации и самые продуктивные активисты оказываются за границей, в Европе и США, – кто на учебе по стипендиям западных инвесторов, кто сразу в эмиграции. Ребята просто зарабатывают себе на постылой родине для безбедной жизни за границей, куда они стремятся. Вот и вся схема.

Поэтому, когда русскоязычные израильтяне узнают из российских СМИ о третировании НКО, получающих финансирование из-за рубежа, как иностранных агентов, сочувствуют они не всегда. Местный опыт свидетельствует, что это не обязательно преследование праведников. Бывает, что и козлищ.

Владимир Бейдер, Иерусалим