Сначала «геноцид», потом и территории?

Нижняя палата парламента Польши приняла знаковый документ, который еще больше осложнит отношения с Украиной.


Москве обострение польско-украинских отношений только на руку. © Фото с сайта sejm.gov.pl

В Польше разворачивается мощная антиукраинская кампания. Причем не на бытовом (маргинальном), а на государственном уровне. То, чего так долго и напряженно ожидали в Киеве, свершилось: Сейм Посполитой, стоя и под аплодисменты, одобрил резолюцию «Об установлении 11 июля Днем памяти поляков, жертв геноцида, совершенного ОУН-УПА» (запрещена в РФ). «За» высказались 432 депутата, 10 — воздержались. Тех, кто против, не оказалось.

Деталь: предполагалось, что эта резолюция будет принята без голосования, по общему согласию, однако против такого подхода выступил депутат Ежи Мейштович из партии «Новочесна». И это правильно: под документом, который заведомо негативно повлияет на отношения с «ответчиком» (Украиной), должны стоять фамилии. Впрочем, для поляков, видимо, это не главное — принятие такой резолюции имеет далеко идущие планы.

Польские СМИ разбирают, чем был «нафарширован» первоначальный текст документа. Оказывается, что в нем события Волынской резни почти 75-летней давности были названы «братоубийственной борьбой». Как отметил депутат от правящей партии «Право и справедливость» Дариуш Пионтковский, «использование слова „братоубийство“ будет означать, что мы ставим знак равенства между теми, кто намеренно убивал, и теми, кто пытался защитить себя».

Чтобы подсластить Киеву пилюлю, докладчик — депутат Михал Дворчик — заявил, что эта резолюция вовсе и не направлена против украинского народа, потому что Польша не исповедует принцип коллективной ответственности. «Принятием резолюции мы указываем на убийц и их преступления. Это не украинский народ, а несколько десятков тысяч людей, совершивших это преступление», — заявил Дворчик.

Что же принял в результате польский Сейм? В документе однозначно говорится про «апогей волны преступлений, которые на восточных кресах (восточных окраинах) Второй Речи Посполитой совершили гражданские структуры Организации украинских националистов, вооруженные формирования Украинской повстанческой армии, дивизия SS „Галичина“, а также другие украинские формирования, которые сотрудничали с немцами».

И если ранее речь шла максимум о 40 тысячах жертв среди польского населения, то в резолюции указывается: «Во время совершенного в 1943-45 гг. геноцида были убиты более 100 тысяч жителей Польши, в основном крестьян». Однако и это еще не окончательная цифра. Как подчеркивается в документе, «их точное число до сих пор неизвестно, а многие из них так и не дождались достойного погребения и памяти». И «Сейм Республики Польша отдает должное всем жителям Второй Речи Посполитой, убитым с особой жестокостью украинскими националистами».

Неприемлемое для Украины слово «геноцид» (который обычно влечет за собой денежные компенсации) в тексте повторяется несколько раз: «Жертвам преступлений, совершенных в 1940-х годах украинскими националистами, до сих пор не была надлежащим образом отдана дань, а массовые убийства не были названы, согласно исторической правде, геноцидом».

В резолюции впервые официально на международном уровне указывается, что от рук украинских националистов пали не только поляки, но и «евреи, армяне, чехи, представители других национальностей, а также украинцы, которые встали на сторону жертв».

Отмечу, что польские депутаты, видимо, понимая, какого джинна они выпускают из бутылки, постарались максимально сгладить для украинского политикума общее впечатление от резолюции, наполнив ее реверансами в сторону Украины. В документе отмечается, в частности, что «вспоминая преступления украинских националистов, нельзя ни замалчивать, ни искажать польские ответные действия в отношении украинских сел, во время которых гибло гражданское население». Сейм Республики Польша также «выражает уважение и благодарность украинцам, которые, подвергая опасности собственные жизни, спасали поляков, и призывает президента удостоить их государственных наград». Хорошо, что призывают польского президента, а не украинского.

Однако самая интригующая и несколько даже ошарашивающая сентенция выражена в словах: «Сейм также напоминает о позиции значительной части украинского населения, которая отказалась от участия в нападениях на поляков». Депутаты явно хотели добавить украинцам «халвы», однако вышло совсем наоборот. Что значит «значительная часть населения»? Выходит, в понимании Варшавы не только указанные в документе националистические организации нападали на поляков, но и просто население?

И уж чтобы совсем задобрить Киев, депутаты втиснули в антиукраинскую резолюцию дежурную фразу о «солидарности с Украиной, которая борется с внешней агрессией за сохранение территориальной целостности».

Вот здесь, кажется, и зарыта собака. Ключевые слова во взорвавшей украино-польские отношения резолюции — вовсе не «геноцид» и не «ОУН-УПА», а «территориальная целостность». Нет, не об украинской территориальной целостности пекутся депутаты польского Сейма. За фасадом красивых слов из Варшавы в адрес Украины скрываются (причем плохо) очевидные и давно прогнозируемые политическими аналитиками настроения части польского (прежде всего — национал-радикального) политикума и общества.

И этот посыл хорошо уловил глава украинского Института национальной памяти Владимир Вятрович (впрочем, ставший уже маргинальным в своем стремлении затушевать кровавую часть истории ОУН-УПА). На своей странице в «Фейсбуке» он высказался вполне определенно: резолюцией о признании геноцидом трагических событий на Волыни в 1943—1945 гг. польский Сейм выразил сожаление об утраченных территориях, которые ныне являются украинскими, а не о жертвах трагедии. При этом Вятрович также не преминул упомянуть, что «в годы Второй мировой значительно больше поляков, в том числе с т. н. „крессов“ (т. е. востока тогдашней Польши) погибли от рук нацистов и коммунистов, но никаких резолюций по признанию этих убийств геноцидом польский парламент не рассматривал». Однако, подчеркивает Вятрович, обвинения «сформулированы против украинцев». И задается риторическим (по крайней мере, для него и его коллег) вопросом: «Не потому ли, что большая часть так называемых „крессов“ сейчас является украинской территорией?»

Вторит Вятровичу в своей отповеди Сейму и националистическая партия «Свобода» (запрещена в РФ). В ее заявлении говорится, что польско-украинский конфликт 1943 г. на Волыни был развязан польской стороной, которая планировала возродить после войны свою колониальную империю и стремилась не допустить самоопределения украинской нации. Подтекст ясен: поляки не забыли своих намерений и вожделений, принимая подобную резолюцию.

«Свобода» напоминает и о преступлениях, которые, как она считает, были совершены поляками в отношении населения Волыни. Свободовцы полагают, что украинским повстанцам удалось защитить от польских военных отрядов сотни волынских сел, и в итоге волыняне избежали судьбы жертв операции «Висла».

Речь идет о военно-административной акции 1947 г. по выселению непольского населения (большинство — украинцы и лемки) из юго-восточных регионов Польши на северные и западные территории, ранее входившие в состав Германии. Целью этой операции была ликвидация УПА и организационной сети ОУН на территории Польши. Принудительно переселялись в западные и северо-западные воеводства Посполитой украинцы и смешанные семьи, которые, по информации польских органов безопасности, составляли базу для ОУН-УПА. За несколько месяцев в пять западных и северо-западных воеводств были переселены 137 833 человека. Операция «Висла», как утверждают историки, положила конец оргсети ОУН и самой УПА в Польше. Сотни членов этой организации были убиты, сотни взяты в плен, позже — осуждены поляками, некоторые — приговорены к смертной казни. Несколько тысяч плененных, ожидавших решения своей судьбы, были помещены в фильтрационный «лагерь труда» в Явожно. (Впрочем, это уже отдельная драматическая история.)

Что важно: в 1990 г., то есть еще до падения СССР, парламент Польши в своей резолюции осудил это насильственное перемещение украинского населения. Возможно, если бы Верховная Рада Украины приняла тогда в ответ нечто подобное в отношении Волынской резни, то вопрос был бы если и не исчерпан, то значительно «нейтрализован». (В 2003 г. ВР с трудом проголосовала некое невнятное и скомканное заявление без упоминаний ОУН и УПА.)

Посол Украины в Польше Андрей Дещица уже назвал резолюцию о геноциде поляков украинцами политической, а не исторической оценкой волынской драмы. Официальный Киев — особенно законодательная власть — обещает вот-вот дать свой «ответ Чемберлену». А пока Варшава и Киев выясняют отношения «времен очаковских и покоренья Крыма», в Москве с удовлетворением потирают руки.

Алла Ярошинская