Трампизм по-русски

Любовь к Трампу в России — это вытесненные непроговоренные желания. «Вот бы и у нас так можно было», — мечтают русские трамписты и по-детски радуются, что хоть по телеку посмотреть на мечту разрешают.


Дональд Трамп © Фото с сайта www.donaldjtrump.com

Я в отечественных трампофилах одного не понимаю. Трамп говорит (тут мы не будем рассматривать, чем нарратив избирательной кампании отличается от реальной жизни, поверим целиком ему на слово): «В первую очередь США. Союзникам помощь только за деньги. Займемся своими делами».

А какая нам от этого польза? Мы сможем и будем реализовывать свои военные проекты без сопротивления и координации? Мы захватим Прибалтику и Украину, так как им будет нечем платить за крышу США, а бесплатно Трамп помогать не будет? Мы будем воевать с исламистами в Афгане, Сирии, Ираке, Африке самостоятельно?

При этом мы понимаем, что человек, который захотел бы выступить хоть с чем-то отдаленно похожим на трампизм на внутреннем рынке — жесткая антиэмигрантская повестка, исламо- и китаефобия, изоляционизм, опора на собственные силы, игнорирование интересов «геополитических союзников» как вредных «вымышленных друзей», уменьшение налогов и госсектора в том числе и в сегменте оказания социальных услуг — немедленно и навсегда был бы записан в национал-предатели. И хорошо, если бы отделался условными сроками по 282.

То есть любовь к Трампу в России — это что? Вытесненные непроговоренные желания. «Вот бы и у нас так можно было», — мечтают русские трамписты и по-детски радуются, что хоть по телеку посмотреть на мечту разрешают. Или надежда на появление пространства для империализма в стиле XIX века? Чтобы и в пустынях Идлиба, и в чухонских болотах русский солдат мог невозбранно…

Русский-то аналог трампизма невозможен. В том числе и по соображениям законодательного характера. Политика так отрегулирована, что русский Трамп, не успев сказать «Б» после «А», по этапу пойдет. Так в чем же привлекательность американского? Откуда при полной и общей уверенности в правильности именно интервенционализма (причем уверенность это не «новая», не свежая, это крепкая советская уверенность с хорошей школой и богатой традицией) как магистрального направления внешней политики такая искренняя любовь к чужим изоляционистам?

Победа Трампа даст нам возможность — что? Какую задачу она решит? Если ответ «сосредоточиться на собственных проблемах» по определению не принимается, а цель проговариваемая как была, так и остается — «справедливость для всего человечества».

Глеб Кузнецов

Прочитать оригинал поста Глеба Кузнецова с комментариями читателей его блога можно здесь.