Почему отложили приватизацию «Башнефти»

Желающих переплачивать за этот актив кроме «Роснефти» не нашлось, но такую сделку высмеяли бы во всем мире. Это нанесло бы непоправимый ущерб инвестиционному имиджу России.


© Фото с сайта bashneft.ru

С приватизацией «Башнефти» государство попало в выстроенную самим собой неприятную «вилку». С одной стороны, оно хотело получить побольше денег, радостно смотрело на перегретые котировки, аплодировало оценщику, который оценил госпакет «с премией к рынку» (в районе 300 млрд рублей).

С другой стороны, было понятно, что «Башнефть» столько не стоит, а стоит скорее те 200 млрд, о которых проговорился некоторое время назад Шувалов (когда после его слов временно обвалились котировки «Башнефти»). Главный потенциальный покупатель — Алекперов — прямо давал понять, что переплачивать не собирается, что при завышенной оценке «Башнефти» правительством вело к срыву аукциона.

Единственный, кто мог себе позволить купить «Башнефть» по любой цене — хоть за 300, хоть за 500, — был Сечин, потому что он всегда бы поднял под это финансирование от госбанков, даже несмотря на невероятно завышенную цену (ему не впервой зверски переплачивать за активы — вспомните ТНК-ВР; все равно это все «не его деньги», в отличие от ситуации Алекперова).

Именно поэтому Сечин так и активизировался в последнее время (понимал, что правительство хочет впарить подороже, и он единственный, кто готов столько заплатить), и именно поэтому правительство, несмотря на грозные заявления, что «Роснефти» «запрещено участвовать», формализовать такой запрет не спешило, и даже Улюкаев в официальных письмах высказывался в том духе, что «с формальной точки зрения запрета для „Роснефти“ нет».

Однако с имиджевой точки зрения участие «Роснефти» в приватизации «Башнефти» было бы ужасным. Это подорвало бы все усилия правительства изобразить для инвесторов «новую российскую приватизацию» как что-то реальное, сделка была бы высмеяна во всем мире как замаскированное под «приватизацию» перекладывание активов из одного государственного кармана в другой. Это, несомненно, негативно сказалось бы на интересе инвесторов к российской приватизации в будущем.

Но, кроме «Роснефти», похоже, особых желающих переплачивать не нашлось. Как я понимаю, ЛУКОЙЛу озвученная правительством завышенная оценка «Башнефти» не понравилась. А тупо отдавать «Башнефть» Сечину под видом «приватизации» правительство все же не решилось и взяло тайм-аут.

Вот такие они, суровые будни запутавшейся российской государственности.

Владимир Милов

Прочитать оригинал поста Владимира Милова с комментариями читателей его блога можно здесь.