Президент и его пристяжные

Поскольку Путин — один из самых влиятельных политиков в мире, начавшаяся кадровая чистка в Кремле — вопрос глобального значения.


Во время затяжного кризиса старые друзья, которым трудно отказывать, стали обходиться слишком дорого. © Фото с сайта kremlin.ru

Владимир Путин поменял уже шестерых людей из своего ближнего круга, которые занимали самые высокие посты. Президента давно критикуют за отсутствие кадровой динамики и пристрастие к давним сослуживцам, как бы ни заваливали они свой фронт. И вдруг — фейерверк отставок.

Напомню опальных фаворитов. Президент РЖД Владимир Якунин, начальник ФСО Евгений Муров, директора ФСКН и ФМС Виктор Иванов и Константин Ромодановский, директор ФТС Андрей Бельянинов. Все они считались близкими к Путину людьми, особо доверенными лицами и личными ставленниками.

Кроме того, глава государства назначил нескольких новых губернаторов. Последним аккордом стала отставка главы администрации Путина и его недавнего потенциального преемника Сергея Иванова. Впрочем, «последним» — это неправильно. Очевидно, взят курс на смену политической элиты и резкое обновление верхнего этажа власти. Вопрос небезразличный для каждого российского гражданина, пусть даже он проявляет отсутствие интереса и брезгливость к политике. Поскольку Путин — один из самых влиятельных в мире политиков, то чистка в Кремле — вопрос всемирного значения. Кстати, надо заметить, что пока она совершенно бескровна, хотя это и противоречит мнению западных элит о Путине как о жестоком диктаторе.

Когда-то Черчилль сказал, что политика в России — это схватка бульдогов под ковром. Вот и сегодня об истинных причинах отставок можно только догадываться. Даже самый наивный человек не поверит в то, что отставка главы кремлевской администрации — следствие его усталости и неизбывной любви к леопардам. По поводу других кадровых перестановок объяснений вообще не последовало.

В начавшейся чистке есть несколько моментов, которые нуждаются во внимательном анализе. Первое — причины отставок. Второе — принцип выбора новых назначенцев. Третье — кто на очереди? Четвертое — можно ли по кадровой карусели в Кремле определить группы влияния, чтобы понять политические приоритеты и подготовиться, если получится, к будущим испытаниям? Пока никто, кроме президента, не знает, должны ли новые назначенцы обеспечить преемственность или им предстоит решать новые задачи. И какие это задачи? Какая группа советников будет их формулировать?

Итак, первое — причины отставок. Многие эксперты считают, что они кроются в экономическом кризисе и нехватке денег, а старые сослуживцы, вроде Якунина, требовали их на правах давних приятелей. К тому же ведомства друзей плохо работали — например, таможня, снижавшая показатели. Сейчас скорость прохождения таможенных процедур и скорость движения поездов в России — самые низкие в Европе. В тучные времена с этим еще можно было мириться. Во время кризиса, которому не видно конца, старые друзья, те, кому трудно отказывать, стали обходиться слишком дорого.

Думаю, есть и психологическая причина. Когда правитель находится у власти полтора десятилетия, ему тяжело видеть рядом с собой тех, кто с ним на ты, кто вместе начинал и сидел в одном кабинете. Гораздо комфортнее окружить себя молодыми назначенцами, которые смотрят на тебя снизу вверх. Или как на бога, в зависимости от характера.

Второе — принцип назначений. Он простой. Это люди из ФСБ, а чаще ФСО и выходцы из личной охраны Путина. Очевидно, им Путин доверяет, а к другим слоям доверие потерял. У главы таможенной службы даже обыск дома был.

В любом случае, подобный принцип подбора кадров говорит об узком кадровом кругозоре власти и о слабости социальных лифтов. Бывшие охранники назначаются на губернаторские посты, где надо проявлять качества, не свойственные людям такого сорта. Может быть, они показали себя умелыми хозяйственниками на своем огороде, но для главы региона этого маловато.

Раньше Москва не стремилась жестко контролировать регионы. В условиях кризиса и приближающихся выборов президента в 2018 году веют новые ветра. Поговаривают, что выборы президента могут быть перенесены на 2017 год, потому что именно к этому сроку, по прогнозам Минфина, будут исчерпаны наши финансовые резервы. Эти соображения могут показаться надуманными, поскольку президентские выборы напоминают плебисцит по выражению доверия национальному лидеру. Даже победоносные выборы Медведева — это заемный рейтинг, проекция популярности Путина. Но ведь долгая власть делает правителя мнительным. И потому новые лично преданные президенту назначенцы — это, с большой вероятностью, заблаговременная подготовка к четвертому президентскому сроку Путина. Таким образом, снимается вопрос о том, кто будет кандидатом Кремля на следующий электоральный цикл.

Третье — кто следующий на выход? Это самый неблагодарный вопрос, поскольку решения президента не удавалось предсказать еще никому. Много разговоров об отставке премьера. Это фантазии. Работа кабинета министров не имеет никакого отношения к судьбе Дмитрия Медведева. Иначе кабинет давно был бы другой. Видимо, в 2011 году между Путиным и Медведевым при рокировке постов были даны твердые гарантии. Путин верен слову, которое дает сослуживцам. Тогда, может быть, под угрозой глава «Роснефти» Игорь Сечин, который регулярно обращается с просьбами финансово помочь его компании, на чем погорел хозяин РЖД Якунин? Или первый вице-премьер Игорь Шувалов, который много лет лоббирует программу приватизации, что идет вразрез с последними веяниями, в силу которых доля госсобственности в РФ выросла с 45 до 55%? С каждым из этих чиновников связаны громкие скандалы с неумеренным личным потреблением. С другой стороны, это может быть индульгенцией, поскольку президент не любит уступать давлению.

Четвертое — группы влияния. Это самая занимательная конспирология. Конечно, чиновники, которые допущены в комнаты отдыха и могут войти в высокий кабинет через заднюю дверь, есть в любом государстве, но в России в силу декоративности политических партий они играют более весомую роль. Лагерей в ближайшем окружении президента минимум четыре. Это лагерь Иванова — Чемезова, лагерь Патрушева — Сечина, либеральный лагерь Медведева вместе с Грефом, Дворковичем, тем же Шуваловым и Козаком. Четвертый — ослабленный клан Кудрина и Чубайса. Отдельно стоят друзья-олигархи — братья Ковальчуки, братья Ротенберги, Тимченко, которые, как и положено бизнесменам, в зависимости от ситуации лавируют между разными лагерями. Например, Ковальчук во времена президентства примыкал к Медведеву, потом вошел в фарватер Иванова. Несколько лет назад Кудрин и Иванов заключили негласное соглашение о противостоянии Медведеву.

Это нормальная борьба концепций, даже без интриг. Дело шло вяло, но в начале августа появилась петиция за отставку Медведева, а свита премьера заявила о целенаправленной травле. Если это так, то Иванов, который и раньше был склонен к поддержке КПРФ, торпедировал «Единую Россию» накануне выборов. Не исключено, что именно этот промах привел к его отставке с поста главы кремлевской администрации.

Повторю, все это версии, рожденные в условиях искусственного дефицита информации и отсутствия открытой политической борьбы. Темна вода во облацех — это сказано как будто про Кремль.

Сергей Лесков