Край непуганых покемонов

Ключевой признак диктатуры — это ненависть к человеческому телу. Весь человек, и внутри, и снаружи, должен принадлежать только государству, но никак не самому себе.


© СС0 Public Domain

Поэтому в СССР и «не было секса», а вся интимная сфера была строжайше табуирована.

Мои поздравления: мы возвращаемся туда же, откуда только недавно пришли. Вот МК сообщает о якобы исполненном на Красной площади тверке. Сообщает, путаясь в показаниях: то ли на Красной площади, то ли у Вечного огня, но с очевидным осуждением: девушки «заявились», мастерство танцовщиц — в кавычках. Пара шажков — и готово оскорбление чувств верующих в женское обрезание.

Дальше газеты пошла наша полиция (нравов): танец (сама танцовщица отрицает, что была у Вечного огня) уже не «мелкое хулиганство», а «вандализм».

Юриспруденция у нас еще со сталинских времен преподается на факультетах ненужных вещей, но статья УК предполагает, вообще-то, «осквернение или порчу» зданий и пр. в физическом, а не ритуальном смыслах. За ритуальным — это в церковь, край непуганых покемонов.

Ничуть не лучше и кемеровская история раздевшихся студентов, которую проверяет Следственный комитет. Что именно проверяют, какую статью и кому хотят приписать? Люди собрались вместе и разделись: у них у всех уже есть паспорта, Красная площадь далеко — что так взволновало следователей? Возбудились не только в переносном смысле?

Закон в России подменяется моралью, а мораль — завистью к молодости, которая чихать хотела на диктатуру. Демократия и цивилизованное государство не имеют ничего общего с мешком, который, как в Иране, напяливают на всех нас.

Дмитрий Гудков

Прочитать оригинал поста Дмитрия Гудкова с комментариями читателей его блога можно здесь.