Розыгрыш битой карты

Россия инициирует реанимацию мирного процесса между израильтянами и палестинцами, вызывая недоумение и у тех, и у других.


Уцелевшие арабские режимы уже сознают, что опасность им грозит отнюдь не из Израиля. © Фото Дениса Гольдмана

Путин позвал премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху и палестинского лидера Махмуда Аббаса (более известного как Абу Мазен) в Москву – поговорить. А то они рядом живут – и не общаются вот уже сколько лет, нехорошо. Как договариваться, если не разговаривать друг с другом? Мир ждет! Просто не было ответственного взрослого, который мог бы усадить за стол рассорившихся шалунов. Теперь есть. Не хотите дома, где между вами минут семь на вертолете, – пожалуйте в Москву.

Повторенье – враг ученья

Ни в Иерусалиме, ни в Рамалле от идеи в восторг не пришли, если выражаться скромно. Говорить им не о чем и договориться шансов нет, позиции сторон известны – в том числе и по поводу самих переговоров – почему их нет. Но тут предложение, от которого невозможно отказаться. Это как на свадьбу к губернатору: и на диете вы, и в завязке, и компания за столом – не сел бы с ними на одном гектаре не то что есть, и денег на подарок жалко, и время неудобное – но как пренебречь? Обидишь!

И Нетаньяху, который последнее время подчеркнуто демонстрирует добрые, даже дружеские отношения с Путиным, и Махмуду Аббасу, который вообще не может себе позволить проявление неуважения к мировым лидерам, это совсем не с руки. Видимо, на то и был расчет кремлевского психолога.

И он оказался верен. Согласились оба. В принципе. И тут же стали подставлять друг друга под срыв намечаемой встречи. Если исключить из перечня малозначащие детали (как официально выраженное неназванными источниками в Рамалле «недоумение» по поводу сообщения МИД РФ о безусловном согласии палестинцев на переговоры), все наткнулось опять на вечное препятствие. Палестинская администрация (ПА) требует в качестве условия для начала переговоров освободить из израильских тюрем палестинских заключенных и обязательства Израиля прекратить строительство в еврейских поселениях (к которым причисляют и восточные районы Иерусалима, давно заселенные евреями). А Израиль отказывается, поскольку, по его мнению, нельзя ставить предварительным условием переговоров то, что следует обсуждать в ходе них самих.

В результате каждая сторона обвинила противоположную в том, что переговоры не могут начаться из-за ее упрямства. Ничего нового. По крайней мере – пока. Я пишу это до 9 сентября – намеченного срока встречи в Москве. Сенсацией будет, если она все-таки состоится.

О том, что давление из России на обе стороны осуществляется, можно судить по многим симптомам. И по визитам специального представителя президента России по Ближнему Востоку, заместителя главы МИДа Геннадия Богданова (кстати, в прошлом посла РФ в Израиле) в Рамаллу и Иерусалим, и по телефонному разговору Нетаньяху с Путиным, и по высказыванию Абу Мазена на собрании высшего руководства ФАТХа о том, что «мы ведем политику в соответствии с нуждами и чаяниями палестинского народа, а не по указке из Вашингтона, Москвы или любой другой столицы».

По поводу «других столиц» чуть позже, но Москва персонально названа не зря, это скорее Вашингтон упомянут всуе, чтобы не было слишком ясно, кому первоочередной посыл.

Стало бы настоящей сенсацией, если бы встреча в Москве, если она все же состоится, привела к каким-то конкретным результатам. Но, похоже, нет в Израиле ни одного вменяемого обозревателя, который бы этого ждал.

Как многие другие инициативы по урегулированию палестинско-израильского конфликта, эта тоже направлена не на номинальных фигурантов примирения, а предпринимается, в основном, в интересах самих инициаторов – их внешнеполитических амбиций. Так было несколько месяцев назад с громко проанонсированной, а ныне как-то увядшей «французской инициативой». Так будет, судя по всему, и с разворачиваемой сейчас российской, к которой подключился и Египет (президент которого Ас-Сиси первым и объявил о ней две недели назад – он тоже в деле и по той же причине).

Дело даже не в том, что у России мало влияния на Ближнем Востоке. После военного вмешательства в Сирии и некоторых других, менее заметных, шагов – как раз таки много. Но переговоры Израиля с ПА, тем более их результаты (предположительно нулевые) - десятый вопрос современной повестки дня для региона и мира в целом. В том числе и конкретно – для палестинской администрации и Израиля. Есть гораздо более актуальные и сложные проблемы для них для всех, и ни одну из них не в состоянии решить московская встреча, если ей и суждено произойти.

На сдачу будет власть

Кроме того, что московский саммит не по теме, он еще и не ко времени.

Заведомо безрезультатные (по крайней мере, в глобальном масштабе) переговоры с израильским премьером – последнее, что сейчас волнует руководство ПА и лично Аббаса. У него в начале октября муниципальные выборы, которые после драматического развода ФАТХа с ХАМАСом (двух главных политических движений палестинцев) в 2009 году с большим кровопусканием и сбрасыванием соперников с крыш многоэтажек, впервые пройдут на всех палестинских территориях, включая находящийся под властью ХАМАСа сектор Газа. На них, по всей вероятности, победит ХАМАС, причем не только в Газе, но и на официально контролируемых ПА Иудее и Самарии (то, что принято называть Западным берегом реки Иордан). Влияние ФАТХа, и без того не абсолютное, ослабнет еще больше.

Власть ускользает из рук Абу Мазена. Он пересидел. Его легитимность призрачная. Единственные выборы, на которых он был избран главой ПА, прошли в 2005 году. В 2008 ему продлили срок пребывания у власти голосованием функционеров ООП – не населения, где ни у него, ни у ФАТХа шансов не было, потому новые выборы и не проводились.

Ему 81 год. Преемников нет. Случись что со стариком – за освобожденное кресло развернется такая война, что израильская «оккупация», даже в россказнях о ней, покажется курортным благоденствием. Поражение ФАТХа на местных выборах лишь ускорит грядущие разборки еще до ухода «раиса» по физическим причинам.

То выступление перед руководством ФАТХа на прошлой неделе, где Абу Мазен намекнул на давление из Москвы, Вашингтона и «других столиц», было обращено, прежде всего, к ним – «братским» арабским странам. Там стали искать ему преемника и вести переговоры с ними, в частности, Мухаммедом Дахланом, злейшим врагом Абу Мазена.

Этот герой палестинского сопротивления, среди наиболее ярких подвигов которого – позорная сдача (а злые языки говорят – продажа) Газы ХАМАСу, где он, обладая многократным военным преимуществом, не оказал никакого сопротивления хамасовским боевикам, подставил своих людей под расправу победивших головорезов, а сам загодя сбежал за границу, почему-то считается наиболее достойным претендентом в вожди ФАТХа. Второй в порядке предпочтений – Маруан Баргути, отбывающий пять пожизненных в израильской тюрьме за терроризм, надо надеяться, сидит надежно. Такая у палестинских лидеров растет смена – один к одному. И, естественно, перспективный (живой и на свободе) Дахлан особенно ненавидим Аббасом.

Будь он настоящим лидером своего народа и дальновидным политиком, его больше всего волновало бы другое.

Вся идея палестинского государства, главным условием создания которого принято было считать его суверенитет над всеми землями в так называемых «границах 1967 года» (которых фактически не было), безнадежно устарела. И главное, что это стало осознаваться не только Израилем, но и ведущими арабскими странами.

Другая колея

В израильском обществе и в избранном его большинством израильском руководстве – нынешнем, прошлом, а скорее всего и в будущем – нет надежд на возможность мирного урегулирования с палестинцами. И с их сегодняшними лидерами, которых принято считать умеренными, и с теми, кто придет им на смену. А альтернатива им – еще хуже: радикальные исламисты типа ХАМАСа, «Исламского джихада» и подступающего «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ) в разных его модификациях.

Продуктивная идея другая – общерегиональное урегулирование, где основными партнерами Израиля в переговорах и последующих соглашениях выступят умеренные арабские страны региона, а уже в этих рамках – решение проблемы палестинцев, территорий и израильских арабов.

Эту идею в свое время сформулировал нынешний министр обороны Авигдор Либерман в бытность свою министром иностранных дел Израиля. Тогда над ней и им иронизировали, называли ее утопией, а его прожектером. Сегодня она практически предмет консенсуса, и выглядит реальней всех остальных.

Что произошло? В корне изменилась обстановка. «Арабская весна» и ее последствия изменили карту Ближнего Востока. Идет массированный развал арабских государств, фактическая перекройка границ. Нет и не будет больше прежней Сирии, Ирака, Ливии, Судана, Йемена – на месте их возникнут и уже возникают новые, моноконфессиональные государства и квазигосударства. Если процесс не остановить, под угрозой раздела Иордания, Египет, Саудовская Аравия, страны Персидского залива.

Уцелевшие режимы ищут возможности стабилизации. Сознают, что опасность им представляет отнюдь не Израиль. А не в меру усилившийся после «ядерной сделки» с Западом Иран и радикальные исламистские образования – международные и разъедающие их общества изнутри террористические движения.

На США надежд больше нет. За время правления Барака Обамы Америка совершила на Ближнем Востоке все ошибки, которые могла, предала всех союзников – и фактически отстранилась от своей ведущей роли здесь. Арабским странам нужен мощный союзник в регионе. И это – Израиль, у которого с ними общие враги и общая судьба в случае их победы.

Всего лишь несколько разрозненных фактов, за которыми, тем не менее, прослеживается вполне различимая тенденция.

В последней декаде августа в США, в штате Невада, прошли масштабные учения ВВС Соединенных Штатов и их союзников. В них впервые участвовали вместе (и проводили общие маневры) ВВС Израиля, Пакистана и ОАЭ. Это немыслимо. После такого локального эпизода о бойкоте Израиля мусульманскими странами можно забыть. Стена дала брешь (впрочем, уже давно).

Египет при власти Ас-Сиси стал союзником Израиля в борьбе с исламским террором. На Синае египетская армия ведет непрекращающуюся антитеррористическую операцию против «Вилайят Синай» - «синайской провинции» ИГ, пользуясь полной поддержкой Израиля – отнюдь не только моральной. Железной рукой – армейскими бульдозерами, морскими и сточными водами, противобункерными бомбами – египтяне разрушили всю систему тоннелей ХАМАСа на своей границе с Газой, чего Израиль никак не решится сделать на своей.

Египетский министр иностранных дел позволяет себе произраильские заявления. Саудовские интеллектуалы призывают учиться у Израиля. Контакты саудовских политиков с израильскими перестали быть тайной. И даже один из руководителей сирийских исламистов в интервью израильской исследовательнице высказывается в пользу того, чтобы у будущей Сирии были мирные отношения с Израилем. Он, правда, поплатился за это своей должностью, но какова тенденция.

Арабский мир меняется в правильную сторону. Именно в этом и здесь куются ключи от мирного урегулирования, а не в Рамалле, не в Москве, не в Париже и даже не в Нью-Йорке, где в конце месяца на Генеральной ассамблее ООН вновь планируется массированная дипломатическая атака на Израиль по поводу строительства в Самарии и в Восточном Иерусалиме.

То, что изменившуюся ситуацию не заметили нынешние палестинские лидеры – неудивительно: у них свой интерес, где мир с Израилем и собственное государство – не главный приоритет. А то, что пытаются погнать мирный процесс по старой разбитой колее мировые державы – существенная потеря времени, сил и новых возможностей.

Владимир Бейдер, Иерусалим