Нераскрытая тайна XXI века

Пятнадцать лет назад теракты 9/11 создали новую мировую действительность, правила поведения для которой так и не найдены.


Человечество будет расплачиваться за ошибки прошлого до тех пор, пока не осознает, что происходит сегодня. © СС0 Public Domain

Подлинным началом нынешнего столетия справедливо считается 11 сентября 2001 года. До этого еще можно было по инерции толковать об окончательной победе либерализма в планетарных масштабах и о благополучно наступившем «конце истории». После — даже самые неосведомленные и недалекие интеллектуалы ни о чем подобном говорить уже не решаются.

Вот уже 15 лет мир живет иначе. И притом весь мир, а не только США, Европа и Большой Ближний Восток (ББВ).

Как это повлияло на историческую траекторию нашей державы — разговор отдельный. Но гигантская разница между сегодняшней Россией и Россией 1990-х объясняется не только тем, что сменились правитель и правящая каста, а нефтяной бум 2002-го — 2014-го до того, как закончился, успел принести нашему режиму несколько триллионов долларов.

Ничуть не меньше сказалось и то, что после 9/11 совсем другими стали политико-идеологические координаты, в которых живет наша страна. Уже полтора десятилетия к нам идут из внешнего мира принципиально другие импульсы, мало похожие на те, что поступали в 90-е годы.

Однако посмотрим на этот внешний мир. Вот цепочка событий, которые принято считать вытекающими одно из другого.

 — Сентябрь 2001-го. Джихадистские теракты против США. Три тысячи погибших. Президент Буш объявляет «войну против терроризма»

 — Вторжение коалиции во главе с Соединенными Штатами в Афганистан (конец 2001-го).

 — Вторжение примерно той же коалиции в Ирак (2003-й).

 — Признание западным, в том числе американским, общественным мнением этих акций ошибочными и почти полный вывод американских и коалиционных войск из Ирака (закончился в 2011-м) и Афганистана (закончился в 2013-м).

 — «Арабская весна» (началась в 2010-м) — серия революций, которая привела, помимо прочего, к распаду Ливии (в 2011-м) и началу внутренней войны в Сирии (с 2011-го).

 — Возникновение и подъем джихадистского квазигосударства на обломках Ирака и Сирии (в 2013-м — 2014-м).

 — Миграционный кризис в Европе и сопутствующие ему вспышки террора исламистов (с 2015-го).

 — Волна ксенофобии и изоляционизма на Западе (с 2016-го) — Brexit, подъем автократов и популистов в Европе, необычная атмосфера президентской кампании в США.

А теперь обратимся к вопросу, на который принято давать лукавый и нечестный ответ.

Действительно ли взрыв тоталитарного исламизма на Большом Ближнем Востоке был вызван неуместным вмешательством в тамошние дела Запада или, того проще, воинственностью некомпетентного Буша?

Примитивность этого объяснения бьет в глаза. Взрыв тоталитарных страстей в огромном регионе — слишком грандиозное явление, чтобы выводить его из чьих-то личных капризов и ошибок. Сравнение джихадизма XXI века с европейской Реформацией XVI века хоть и сильно хромает, но все-таки куда глубже сведения исторических сдвигов к каким-то там политическим интригам или чьим-то военным экспедициям.

Джихадизм возник, потому что созрел. И 11 сентября нанес удар по тем, кого люто ненавидел. Странно, если бы США не ответили. Режим талибов в Афганистане был приговорен.

Другое дело, что ни высшее американское руководство, ни тамошний политический класс, ни народ Соединенных Штатов не понимали, как устроен ББВ и куда он движется. Отсюда и утопический проект свержения диктаторских режимов и насаждения в границах тех же государств режимов демократических. О том, что большинство стран ББВ нежизнеспособны, идут к распаду и он будет только ускорен западным вторжением, в Вашингтоне не догадывались.

Но эти «войны Буша» вовсе не шли против истории. Наоборот, они ускорили ее течение. Тот же Ирак распался бы и так, как только режим Саддама достаточно прогнил. Но это случилось бы на несколько лет позже. Вероятно, во время «Арабской весны». Но результат был бы похож: отделение курдского севера и раскол остального Ирака на шиитские и суннитские анклавы.

Другим мифом является представление о том, будто именно западное вторжение принесло обитателям ББВ жертвы и лишения.

В Ираке с 2003-го и до сегодняшнего дня погибли около 200 тыс. местных жителей — почти исключительно от рук друг друга. Американцы и их западные союзники потеряли там 5 тыс. человек.

В Сирии, которая в 2011-м никем не была оккупирована, во внутренней войне погибли уже не меньше 300 тыс. местных жителей, 4 млн бежали из страны, а 8 млн стали внутренними беженцами. Сирийская катастрофа, движимая только внутренними причинами и состоявшаяся без западного участия, стала более масштабной и жестокой, чем иракская.

Вот и сравните злого Буша, пытавшегося силой навести порядок в Ираке, и миролюбивого Обаму, который отказался от сухопутной операции в Сирии. С точки зрения сбережения американских жизней Обама поступил совершенно правильно. Но зато ему пришлось присутствовать в роли наблюдателя при гораздо более кровавых, чем в эпоху Буша, расправах местных жителей друг над другом.

А попутно еще и при создании джихадистского квазигосударства, наводящего теперь ужас на весь мир, вынуждающего массы людей становиться беженцами и организующего теракты в Европе и других краях. Уничтожить эту небольшую, в сущности, структуру США могли бы за пару недель, но да — заплатив жизнями своих солдат.

Сегодняшняя Америка считает, что эта цена для нее слишком велика. Ей виднее. Но кому-то ведь платить все равно приходится. Поэтому платит Европа, которая когда-то весьма скептически воспринимала американский поход на ББВ, а теперь, когда мечты сбылись и этот поход почти свернут, ужасается терактам у себя дома, все явственнее раскалывается по поводу того, принимать ли переселенцев, и с растущим интересом подумывает о замене своего политического класса. В США, с поправкой на местную специфику, происходит нечто похожее.

Вот такое эхо 9/11 пятнадцать лет спустя. Мир стал другим, а жить по-новому в нем не научились. Сначала ответили джихадистам ударом на удар. Результаты не понравились, но не были осмыслены. Решили попробовать по-другому: силу применять по минимуму, событиями не управлять, над их логикой не думать, но из ББВ все-таки не уходить и стеной от него не отгораживаться. Смысла в этой мешанине бездействия и разнонаправленных действий было еще меньше, чем в бушевских интервенциях, а фальши — явно больше.

Теперь подступает третий этап, с высокой вероятностью включающий в себя не только эксперименты с ближневосточной тактикой и стратегией, но уже и внутренний кризис западных политических систем. Ответы на вопросы, возникшие 9/11, будут найдены. Тайну XXI века разгадают. Но чем позже это сделают, тем выше окажется цена.

Сергей Шелин