Ярлыки больше не работают

Вы вешаете ярлыки фашистов на тех, кто не фашист, гомофобов на тех, кто не гомофоб, ксенофобов на тех, кто не ксенофоб. А потом эти люди приходят на избирательный участок и голосуют за того, кого вы назвали фашистом и ксенофобом, как и их ранее.


© СС0

Нет, этот текст будет не про Трампа. Но выборами Трампа вызван. Я не болел за Трампа, мне он не нравится. Но я понимаю, почему за него голосовала определенная часть избирателей. И понимаю, почему эта часть избирателей будет в ближайшее время голосовать за подобных политиков в Европе.

Западный политический активизм сам себя загнал в тупик.

Какой-нибудь политик выступал против излишней (всего лишь излишней) миграции — его тут же называли фашистом, нацистом. Хотя тот несчастный политик вообще мог не иметь никаких предрассудков по отношению к людям другой национальности — он всего лишь беспокоился о социальных обязательствах своего государства, о рабочих местах.

Другой, будучи прихожанином какой-нибудь местной общины, выступал против того, чтобы в школах отменяли празднование Рождества. Его обвиняли в ксенофобии, ведь он не уважает чувства других религий, которые появились в этом городке, веками ранее праздновавшем Рождество.

Третий, опять же, из консервативных убеждений, призывал не приравнивать союзы геев к традиционным бракам. Такой мгновенно маркировался гомофобом, хотя он добропорядочный христианин и равно любит и уважает всех людей, просто по простодушной вере своей не считает правильным прятать свои взгляды.

И вот что происходит. Вы вешаете ярлыки фашистов на тех, кто не фашист, гомофобов на тех, кто не гомофоб, ксенофобов на тех, кто не ксенофоб. А потом эти люди приходят на избирательный участок и голосуют за того, кого вы назвали фашистом и ксенофобом, как и их ранее.

Трамп, конечно же, не фашист. Он просто не сдержан в словах и грубиян. Трамп, конечно же, не женоненавистник, он просто плут и пошляк. И я понимаю шок большой части общественности. «Как же так, мы назвали его фашистом, монстром и злодеем, а за него взяли и проголосовали. Мы же навесили на него все необходимые ярлыки. Мы даже сняли клип с Надей Толоконниковой в главной роли. Как же так, что же у нас не сработало?». А не сработало то, что слишком много ярлыков понавешали в предыдущие годы. На всех подряд. И на тех, кто действительно неприятен и является злом, и на тех, кто всего лишь любит свою жену, своих детей, ходит по воскресеньям в церковь, а по субботам работает волонтером и кормит бедняков.

Я знаю, о чем говорю. На меня накидывались собачники за то, что я, будучи экологом, утверждал и утверждаю, что бездомные животные вредят экосистеме городских парков и лесов и бездомных животных на улицах быть не должно совсем — ни кошек, ни собак. Я, естественно, мгновенно становился живодером, сторонником убийств собак и т. п. Хотя это не так, я люблю и собак, и кошек, просто не считаю правильным, что они должны жить вне дома или приюта. На меня накидывались гей-активисты и включали в разного рода списки главных гомофобов страны всего лишь потому, что я христианин, и считаю, что-то, с кем люди спят — должно оставаться их личным делом — и не надо для этого устраивать парады. Ну и да, я периодически смеялся над логикой «это природная склонность», сравнивая ее с бегающим налево мужиком, изменяющим жене ровно с таким же аргументом, мол, природа у него такая.

Извините, конечно, но вообще-то да, есть еще на свете какое-то количество вот таких странных людей, которых называют консерваторами. И эти люди не готовы уносить рождественскую ель с центральных площадей своих городов. Уж извините им такую странность.

А рядом есть какие-то простые работяги, которые не понимают, почему их рабочее место занимает теневой нелегал, не член профсоюза. Ну и, может быть, есть девушка, которой не нравится, что к ней пристают в торговых центрах и на площадях ее родного города, и что полиция не может депортировать пристающих за пару часов, без проволочек и далеко.

Может быть, даже есть глава компании, которому приходится набирать людей не по принципу их талантов, а по верной пропорции цвета кожи и ориентации.

И вот однажды все эти люди, которых назвали фашистами, наклеили на них ярлык ксенофоба, однажды эти люди приходят все же на избирательный участок. И делают свой выбор. Пока что этот выбор за популистов — ибо они хотя бы будоражат всю эту армию ярлыкократов. Но потом, я верю в это, появятся политики, которые не будут замалчивать проблемы по причине политкорректности, но и при этом сами будут людьми хорошими, не имеющими неприязни к тем, кто немного другой.

Для России все описанное мною выше пока не актуально. Это проблемы западного мира. Нам бы для начала научиться по воскресеньям в церковь ходить. Быть трезвыми. Не разводиться. Не бросать детей. Брать их из приютов. Вытаскивать с улиц бездомных. В общем — нет у нас еще класса консервативных избирателей. То, что у нас называется консерваторами, это какое-то сконцентрированное скопище лжи, коррупции, разврата и ксенофобии. Надеюсь, это у меня сейчас был не ярлык, а правда.

Олег Козырев

Прочитать оригинал поста Олега Козырева с комментариями читателей его блога можно здесь.