Россияне бьют и будут бить детей

Исследования показывают, что порке подвергаются более 60% детей, особенно усердствуют с ремнем и палкой родители-силовики, но в целом по России — матери.


© СС0 Public Domain

В ноябре 2016 года в Госдуму внесен проект о декриминализации побоев в семье. Это — очередная победа консервативного, традиционалистского лобби в стране. И — редкий случай — полностью отражающего установки большинства родительского сообщества страны.

Совет Европы и ООН добиваются полного запрещения телесных наказаний детей, считая их не формой воспитательного воздействия, а нарушением прав ребенка и физическим насилием над ним. По данным комитета Госдумы по делам женщин, семьи и молодежи, в России около 2 млн детей в возрасте до 14 лет ежегодно подвергаются избиению в семье. Более 50 тысяч таких ребят убегают из дома. При этом мальчиков бьют в три раза чаще, чем девочек. Две трети избитых — дошкольники. 10% зверски избитых и помещенных в стационар детей умирают.

По данным опросов правозащитных организаций, около 60% детей сталкиваются с насилием в семье, а 30% — в школах. Уголовная статистика отражает лишь 5—10% реального количества избиений.

В дореволюционной России телесные наказания издавна были массовыми и очень жестокими. Крепостной строй и самодержавие позволяли пороть и даже забивать насмерть не только преступников и детей, но и взрослых мужчин и женщин, причем ни каратели, ни жертвы ничего противоестественного и унизительного в этом не видели. Дискутировались лишь: а) вопрос о допустимой мере жестокости, понимаемой как «строгость», и б) сословные привилегии. Эта традиция рассматривать ребенка как собственность родителей дожила и до наших дней.

Российский сексолог Игорь Кон в статье «Телесные наказания детей в России: прошлое и настоящее» (журнал «Историческая психология и социология истории», № 1, 2011) рассказывает, как российское общество относится к побоям детей в семье.

Из взрослых респондентов ФОМ не испытали физических наказаний 27%, испытали — 40%. «Били тем, что было под рукой», «веревкой, палкой», «крапивой или прутиком», «офицерским ремнем». Однако когортные показатели определенно говорят о смягчении нравов: среди 18—24-летних непоротых оказалось 33%, а среди 55—64-летних — лишь 18.

В еще одном опросе ФОМ о пережитых телесных наказаниях упомянул каждый второй взрослый респондент, причем 16% из них наказывали часто и 33% — редко. Мальчиков наказывают значительно чаще, чем девочек: совсем не наказывали 40% мужчин и 55% женщин. Мнение, что сегодня в России нет родителей, которые бы физически наказывали своих детей, поддержали лишь 2% участников опроса.

По данным исследования по заказу Фонда поддержки детей, 51,8% опрошенных родителей признались, что прибегали к физическому наказанию «в воспитательных целях». Женщины прибегают к физическому наказанию детей чаще, чем мужчины (доля женщин — 56,8%, мужчин — 44,5%). Авторы связывают это с тем, что матери чаще берут на себя ответственность за воспитание детей. На распространенность телесных наказаний, насилия в семье больше всего влияют два фактора: уровень дохода и уровень образования. Среди обеспеченных респондентов уровень распространения физических наказаний намного ниже, чем среди бедных (соответственно 40,1% и 62,6%). Более образованные респонденты реже применяют физическое наказание, чем необразованные.

Несколькими опросами, проведенными с 1998 года, выявлена повышенная склонность к телесным наказаниям в семьях военных и сотрудников милиции. Среди опрошенных петербургских студентов, подвергавшихся дома побоям, 26% росли в семьях силовиков, именно в них физические наказания носили регулярный характер, а то и превращались в изощренные ритуалы; нередко им подвергались не дошколята, а юноши (а чаще — девушки) до 16—19 лет. Для многих из них порка остается атрибутом повседневной жизни даже в 22 года. Выясняя, кого, как и чем родители били, а если не били, то почему, социологи обнаружили, что практикующие порку штатские папы — чаще всего люди необразованные и пьющие, а в семьях силовиков физическую жестокость при воспитании применяют даже доктора наук. Был составлен и рейтинг орудий наказания. Первое место занял форменный ремень, силу которого ощутили на себе 75% исправляемого контингента. На втором месте стоит скакалка, которая «скакала» по телам 13% опрошенных, чаще женского пола. На третьем —прут, набравший около 5%. Самое же грустное: 82% петербургских студентов сказали, что применявшиеся к ним методы телесного воздействия были необходимы, а 61% — что полностью одобряют битье как способ воспитания.

Были опрошены 575 взрослых жителей  Владивостока (51% женщин), у которых хотя бы один ребенок младше 18 лет проживал вместе с ними большую часть недели. Выяснилось, что 46% опрошенных родителей применяли телесное наказание к своим детям. Этот показатель близок к данным США, где около 40% родителей хотя бы раз физически наказывали своего ребенка. Что касается гендерных различий, то, как и в США, матери чаще отцов телесно наказывают детей (50% опрошенных матерей против 36% отцов).

На вопрос всесоюзной анкеты ВЦИОМ (апрель 1992 года) «Допустимо ли наказывать детей физически?» утвердительно ответили только 16% россиян, против высказались 58%. При опросе же в 2004 году телесные наказания детей сочли допустимыми свыше половины — 54% россиян, против высказались лишь 47%. Наиболее либеральны москвичи (48%), молодежь от 18 до 24 лет (50%) и те, кого в детстве физически не наказывали (52%). При опросе в 2008 году с мнением, что телесные наказания детей школьного возраста «иногда необходимы», согласились 67%.

Одна из главных причин распространенности телесных наказаний в России — общая «притерпелость» к насилию, жертвами которой являются не только взрослые, но и дети.

Каков итог? Родительские установки и дисциплинарные практики россиян сплошь и рядом не совпадают друг с другом, причем и те, и другие весьма разнообразны. Гендерные различия в России практически те же, что и в странах Запада. Матери телесно наказывают детей чаще, чем отцы, зато отцы делают это более сурово. Мальчиков порют больше, чем девочек. Хотя и родители, и дети считают телесные наказания средством воспитания, нередко в них проявляются садистские наклонности или они служат средством эмоциональной разрядки взрослых, а некоторые поротые дети навсегда сохраняют пристрастие к спанкингу.

Толкователь

Прочитать оригинал поста в блоге Толкователя можно здесь.


Ранее на тему В школах Техаса разрешили бить непослушных детей палками

В Ставрополе прошел пикет против декриминализации побоев