Украина без европерспективы

Надежды на интеграцию в ЕС после Майдана разбиваются о «голландские поправки», ставшие следствием высокой коррупции и других бед страны.


Украинцы не ожидали такого затяжного и тяжелого сближения с Европой. © Фото пресс-службы компании «Укртрансгаз»

Европейский союз на своем последнем саммите принял все «поправки» к Соглашению об ассоциации Европа-Украина, на которых настаивали Нидерланды после проведения у себя референдума, запретившего парламенту ратифицировать этот документ. Дополнений всего несколько, но они просто убийственны для Киева.

Цитирую. «Соглашение не предоставляет Украине статуса страны-кандидата на вступление в союз, не является обязательством предоставить такой статус Украине в будущем». В нем подчеркивается, что «оно не содержит в себе обязательства со стороны союза или его стран-членов по предоставлению коллективных гарантий безопасности или другой военной помощи или содействия Украине». А также «соглашение не дает украинским гражданам и гражданам союза, соответственно, права на свободное проживание и работу на территории стран-членов или Украины». Соглашение об ассоциации Украина — ЕС «не требует дополнительной финансовой поддержки Украины со стороны стран-членов и не изменяет исключительного права каждой из стран-членов определять природу и объемы их двусторонней финансовой помощи».

Если эти дополнения перевести на общепонятный язык, то они означают одно: Европа, приняв поправки Нидерландов, легко «кинула» Украину. Но, позвольте, как это может быть? После всего, что произошло со страной ради этой ассоциации, спустя три года после Майдана получить такой удар?

Получается, что все жертвы — напрасны. Пассионарность Майдана, на который против посмевшего отказаться от этой же ассоциации Виктора Януковича вышли сотни тысяч людей и который позже нарекли Революцией достоинства. «Небесная сотня» (на самом деле — больше) революционеров и романтиков, поверивших в то, что перемены к лучшему возможны, и убитых до сих пор не известными снайперами. Горевшие заживо от «коктейлей Молотова» «беркутовцы», которых сейчас судят. Потеря части страны — Крым «сдали» без единого выстрела. Война на Донбассе, которой не видно конца. Более четырех тысяч убитых только со стороны украинской армии. Неизвестно сколько — со стороны ополченцев. Около десяти (или больше) тысяч убитых из числа мирного населения, среди них — сотни детей. Развал экономики, страшное падение уровня жизни пересічного (простого) украинца.

И неужели все это ради того, чтобы через три года услышать, что Украина не получит даже статус страны-кандидата на вступление в Евросоюз?!

Ситуация выглядит неоднозначно еще и потому, что лидеры ведущих европейских стран во время тех судьбоносных для украинцев событий вояжировали беспрестанно в Киев, в майданные микрофоны восхищались мужеством народа, подбадривая его и солидаризируясь с восставшими. Где они все сейчас, сердобольные «борцы» за счастье Украины? Там же, где, видимо, и вся свободная западная печать, которая скупой строкой всего лишь стыдливо проинформировала о нидерландских дополнениях к тексту Соглашения об ассоциации ЕС-Украина. Судьба большой страны, которую они подталкивали к революции, рисуя златые горы ее будущего в Европейском союзе, сегодня им, похоже, не особенно интересна.

Ну да ладно — западные средства массовой информации. Но ни одно же украинское СМИ так и не рискнуло объяснить гражданам, что же на самом деле произошло. Ни один известный на Украине журналист не вспомнил о цене, которую уже заплатил (и еще заплатит) многострадальный народ за такой «европейский выбор» без, как оказалось, выбора. Журналист Мустафа Найем, прославившийся тем, что первый призвал сограждан через свою страницу в «Фейсбуке» выйти на Майдан после избиения студентов, и его услышали, пишет сейчас о всяком-разном, только не о таком результате евроинтеграции.

Беспрецедентная, мягко говоря, ситуация, в которую обоюдно загнали себя Европа и Украина, не стала поводом для объяснения с собственными гражданами и для революционного руководства в Киеве, которое было подсажено на трон при прямой поддержке лидеров ЕС и США. Обычно говорливые министры и депутаты писали (и пишут) в своих «фейсбуках» о всякой чепухе, вплоть до кулинарных рецептов, как будто ничего особенного в Брюсселе и не произошло. И это как-то не то что потрясает, но удивляет.

Я разговаривала со многими простыми людьми на Украине о сокрушительных дополнениях к тексту документа, которые быстренько «согласовал» ЕС на своем саммите. Они просто не понимают ситуации: «А Порошенко сказал, что никуда они (Европа) не денутся». Да, точно так он и сказал в камеру ТВ, при этом как-то неестественно заискивающе улыбаясь и уверяя заодно, что «о безвизе уже и говорить нечего». (Достаточно вспомнить, сколько раз он клятвенно заверял, что это случится с 1 января 2015 года, с 1 января 2016-го, с 24 июля, ну с 24 ноября 2016-го — это уже кровь из носу.)

Эти «сказки» напомнили мне кума нынешнего президента — Виктора Ющенко — в таком же ранге более десяти лет назад. Когда после Оранжевой революции он въехал в Европейский парламент на белом коне, его там принимали так истово — разве что в воздух не подбрасывали. Меня поразила тогда речь Ющенко, в которой он простодушно сообщил евродепутатам в том духе, что я вот, дескать, сейчас вернусь в Киев и мы «быстро подадим заявление на вступление в Европейский союз». С твердой крестьянской уверенностью в обыденности этого дела: нужно просто подать заявку — всего-то и делов.

Вот и сейчас — «Украина ожидает продолжения помощи и поддержки со стороны ЕС, включая Нидерланды, в дальнейшем выполнение Соглашения является стратегическим интересом для всех сторон», — написал после саммита ЕС и по сути уничтоживших этот документ дополнений президент Порошенко в «Фейсбуке». Выходит, как в народной поговорке. Ему в ЕС говорят, что дождь идет, а он им отвечает: это Божья роса падает.

После такого стоит ли удивляться заявлению вице-премьера по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Иванны Климпуш-Цинцадзе, которая объясняла, что требование Нидерландов — это не дополнительный документ, а так называемое интерпретационное заявление. И разжевала для особо непонятливых: «Это вроде как такая у нас пояснительная записка к законопроектам. Там повторяются те же вещи, которые уже записаны в соглашении. Само соглашение останется в прежнем виде, а замечание властей Нидерландов является политическим заявлением для собственных избирателей». Мало того, что солгала, не моргнув глазом (ну кто там из простых смертных видел эти дополнения и кто станет проверять), так еще и выставила власть Нидерландов обманщиком своих избирателей. Лихо!

Кое-кто из околовластных украинских структур убаюкивает в Интернете особенно горячих граждан — из тех, кто понял все же, что произошло: мол, этих обязательств в Соглашении и так нет. Лукавят. Да, нет таких обязательств. Но не было в нем и прямого запрета, который вписали голландцы в качестве дополнения. И в том и состояла ценность Соглашения для Украины — оно давало ей перспективу. А теперь ее нет. Теперь же, когда документ дополнен «политическим заявлением для избирателей Нидерландов», оказалось также, что «Соглашение не дает украинским гражданам …права на свободное проживание и работу на территории стран-членов (ЕС)». Это притом что не обогащенное Нидерландами Соглашение давало-таки возможность украинцам жить и работать в странах Евросоюза. По некоторым данным, их там уже два миллиона. Только в Польше — почти миллион. И, как известно даже студенту первого курса, все, что не запрещено, — разрешено. Теперь и это, выходит, запрещено.

Так почему Европа так жестоко поступила с Украиной, которую она сама же и подбивала поменять «вектор»? И в одной ли Европе здесь дело? Как сообщает голландская газета De Telegraaf, из 28 стран-участниц Евросоюза, которые на словах всегда выдают себя за искренних друзей Украины, только пять (Польша, Эстония, Латвия, Литва и Чехия) попытались сопротивляться подобному ходу событий. Но большинство, даже ратифицировав первоначальное Соглашение, легко согласились на голландские «поправки», нивелирующие, уничтожающие его суть. Почему же так случилось?

Причин тому немало. Это и миграционный кризис в Европе, и проблемы в экономике и политике ЕС. Но главная причина все же, как представляется, лежит на поверхности — в евроаудите: Украина по недавнему заключению счетной палаты ЕС — самая коррумпированная страна Европы. За три года после Майдана почти единственное, что хорошо сумела показать миру новая власть, так это свою несостоятельность и вовлеченность в беспрерывный коррупционный процесс. Именно поэтому, похоже, после такого демарша со стороны ЕС украинские власти и так называемая национальная элита предпочли сделать вид, что ничего особенного не случилось, а всего лишь Нидерландам надо успокоить своих строптивых граждан.

А на самом деле горькая правда состоит в том, что Соглашение, за которое народ Украины заплатил непомерную цену, спустя три года умножено на ноль. И ратифицируют ли его Нидерланды или нет — с убийственным дополнением, что Украина не может претендовать на членство в ЕС ни сейчас, ни в будущем, — это уже не имеет принципиального значения. Из-за несостоятельности Киева судьбоносное соглашение за три года превратилось в пустую бумажку — разбитое корыто. А третий Майдан «Боливар не вытянет».

Алла Ярошинская