Бытовой садизм как духовная скрепа

Согласно официальной статистике МВД, насилие в той или иной форме наблюдается почти в каждой четвертой российской семье


© СС0 Public Domain

Согласно официальной статистике МВД (впрочем, уже благоразумно удаленной с сайта ведомства), насилие в той или иной форме наблюдается почти в каждой четвертой российской семье. Его жертвами в любой день, будний, выходной или праздничный, становятся многие тысячи российских женщин, детей, стариков.

Две трети умышленных убийств в РФ обусловлены семейно-бытовыми мотивами.

Ежегодно около 14 тысяч женщин погибает в России от рук мужей или других близких.

До 40% всех тяжких насильственных преступлений в России совершается в семьях.

Ежегодно МВД РФ фиксирует более 600 тысяч правонарушений в отношении несовершеннолетних, из них 400 тыс. составляют правонарушения, совершенные родителями в отношении собственных детей. То есть близкие родственники в России совершают насильственные преступления против детей вдвое чаще, чем посторонние люди. Из 100 тыс. несовершеннолетних, пострадавших от насилия в 2010 году, 1700 было убито, и еще 2400 получили тяжкие телесные повреждения.

Все это — очень фрагментарная статистика, потому что, покуда дело не доходит до убийства или тяжелых форм инвалидности, силовые структуры всеми правдами и неправдами увиливают от оказания помощи пострадавшим. Практически в каждой резонансной истории с трагическим исходом можно прочитать о том, что избиения носили систематический характер, длились на протяжении месяцев или лет, а на обращения жертвы полиция никак не реагировала.

Очевидно, что домашнее, бытовое насилие в России — куда более серьезная проблема и опасность для общества, для страны, для будущего, чем какая-нибудь трава, азартные игры или «экстремистские» репосты школьников во Вконташечке. Хотя бы потому, что от травы, блэкджека и репостов в соцсетях никто не умирал — ни в России, ни в тех странах, где все это легально.

К сожалению, конституционное большинство в Государственной Думе VII созыва составляют люди, не понимающие этих простых вещей. Сразу 380 охотнорядских поддержали в прошлую пятницу законопроект о декриминализации домашнего насилия, внесенный сразу 12 депутатами и 6 сенаторами. Трое проголосовали против, еще 67 избранничков просто не явились на пленарное заседание.

Законопроект предусматривает изъятие из 116-й статьи УК РФ ответственности за побои без квалифицирующих признаков. По действующей норме законодательства за такие деяния сегодня теоретически можно получить обязательные работы на срок до 360 часов, исправительные работы на срок до года, ограничение свободы или принудительные работы сроком до двух лет, арест на срок до полугода или лишение свободы до двух лет. То есть ответственность за бытовой садизм, систематическое истязание женщин, детей и стариков в семьях, даже сегодня в России легче, чем за посты и твиты. К тому же принцип неотвратимости наказания по 116-й статье не соблюдается совсем: в тех редких случаях, когда жертвы все же осмеливаются обратиться в полицию, им отказывают в помощи. Так что и при существующих положениях 116-й статьи домашним мучителям особенно бояться нечего, российские тюрьмы этой публикой не переполнены. Основной смысл реформы — не разгрузка тюрем и не сохранение мира в проблемных семьях, а демонстративная поддержка бытовых садистов. Домашнее насилие официально провозглашено важной духовной скрепой — вслед за насилием государственным.

Антон Носик

Прочитать оригинал поста Антона Носика с комментариями читателей его блога можно здесь.


Ранее на тему Human Rights Watch заявила о минусах декриминализации побоев в России

Британский премьер назвала ретроградным закон о декриминализации побоев в России