Оккупационная конституция

Она превратила сбитую с толку разбомбленную страну в зажиточное государство парламентской демократии.


© СС0

Между прочим, сегодня исполняется 70 лет нынешней невиданной и уникальной конституции Японии, которую (как говорят за пивом местные националисты) «сочинили четыре еврея из штаба американских оккупационных войск». И которая во многом превратила сбитую с толку разбомбленную страну в нынешнее зажиточное государство парламентской демократии.

Сейчас в связи с юбилеем в Национальном архиве в Токио проходит крохотная выставка с фантастическими экспонатами. Например, с оригиналом сенсационного обращения к нации ныне покойного императора Хирохито по поводу наступления первого оккупационного 1946 года. В котором тот по требованию американских властей объявил своему очумевшему народу, что японские Небесные императоры — простые люди, а вовсе не человекобоги, как учили до поражения во Второй мировой войне. Это была сделка — в обмен Хирохито получил иммунитет от преследования и не пошел под трибунал, как требовали японские коммунисты и рузвельтовские леваки из штаба оккупационных сил. На выставке представлен и оригинал нынешней конституции, которая провозгласила вечный отказ от войны и угрозы силой как средства решения международных споров, а также отказ от создания вооруженных сил.

Последний запрет потом, ясное дело, слегка обошли с помошью хитрых юридических уловок и системы толкований. Но Япония по-прежнему отказывается от наступательных вооружений и ядерного оружия, а конституция через систему школьного образования воспитала новые поколения в духе отчетливого пацифизма. Она, конечно, была написана в аппарате главы оккупационных сил, тогдашнего фактического правителя Японии генерала Макартура. И на выставке есть фантастический экспонат — словарь, которым пользовался руководитель японской юридической комиссии в ранге министра, который пытался найти на родном языке эквиваленты самых страшных английских слов из оккупационного проекта.

Например, слова symbol — поскольку американцы лишили в новой конституции японского монарха статуса главы государства, чтобы им не смогли опять воспользоваться в агрессивных целях какие-то будущие безумные сторонники восстановления имперского величия. Император был назван всего лишь «символом государства и единства народа», что сейчас всех удовлетворяет. Пресловутые «четыре еврея» потрудились неплохо, их проект, повторимся, обеспечил Японии невиданное процветание в послевоенное время. Хотя, конечно, нет ничего вечного — нынешнюю «оккупационную» конституцию хотят пересмотреть и японский премьер Синдзо Абэ, и почти половина избирателей.

Василий Головнин

Прочитать оригинал поста Василия Головнина с комментариями читателей его блога можно здесь.