Воплощение кошмара и надежды

Любое, даже незначительное событие в Украине вызывает у российской власти гипертрофированную, даже иррациональную реакцию отторжения.


© СС0

Я благодарен Порошенко за указ о блокировке «Яндекса» и российских соцсетей. Нет, сам по себе указ абсурден, а идея ограничения доступа к информации в принципе вредна и даже опасна. Но указ сработал, как брошенный в болото булыжник: что-то булькнуло, а затем на этом месте надулся и лопнул пузырь с болотным газом, по запаху которого даже неспециалисты могут судить о процессах, протекающих в глубине трясины.

Парадоксальная, на первый взгляд, реакция российских «государственников», с удовольствием блокировавших все подряд, а теперь буквально переобувшихся на ходу и начавших объяснять нам с телеэкрана, что блокировки неэффективны и есть 33 способа их обойти, на самом деле вовсе не удивительна. Как не удивительно и то, что существенная часть российских оппозиционеров проявляет по этому вопросу трогательное единодушие с властью. Корни у этих двух событий одни и те же.

Начать придется издалека: с того, что РФ, как государство, смертно. Сложившаяся конструкция, в которой «элита» (чиновники и олигархи) паразитируют на обществе, одновременно разрушая его, не может существовать бесконечно долго. Выбор у них невелик: либо выходить из игры и потерять все сразу — деньги, власть и, вероятно, свободу, либо продолжать подкручивать гайки, ведя систему к развалу и надеясь лишь на то, что он произойдет в неопределенно-далеком будущем.

И власть, и оппозиция одинаково понимают, что разрушение системы неизбежно. Разница только в том, что власть стремится отсрочить, а оппозиция — приблизить это событие. И для тех, и для других смерть российской государственности — это практически единственное, что имеет значение и способно вызвать по-настоящему сильную реакцию.

Именно поэтому Украина, прошедшая совсем недавно через терминальную стадию государственности, оказалась для российского общества сильнейшим раздражителем. Украина близка России и географически, и ментально, что бы там ни говорили по обе стороны границы. Идеальное alter ego, ставшее для одних воплощением кошмара, а для других — надежды.

В ожидании «конца истории» строить реальную, а не имитационную стратегию, рассчитанную на перспективу, сложно даже чисто психологически. Бессмысленность этого занятия очевидна, поэтому власть штампует пустые «стратегии развития чего-то там до 2030 года», но действует почти исключительно реактивно: есть событие — есть и реакция на него. Не более того.

В результате любое, даже незначительное событие в Украине, вызывает у российской власти гипертрофированную, даже иррациональную реакцию отторжения. Создается впечатление, что если бы Украина вернула в уголовный кодекс статью за мужеложство, то уже на следующий день Милонов и Мизулина вышли бы на улицу под радужным флагом.

У оппозиции срабатывает немного другой механизм: alter ego должно быть идеальным. Поэтому любые пятна на светлом образе воплощенной в Украине мечты вызывают у многих российских либералов острое разочарование и неприятие. Причем иногда даже более сильное, чем проблемы в собственной стране, ведь происходящее здесь и сейчас это уже, по большому счету, прошлое, а мечта — будущее.

Поэтому когда в России блокировали LinkedIn, абсолютно безобидную профессиональную соцсеть с мировым именем, Ксения Собчак не записывала видеоролики с громкими заявлениями, не было бурных обсуждений на форумах или в ток-шоу на центральных телевизионных каналах, да и вообще событие прошло без особой помпы.

Рад за украинцев, что они идут своим путем, даже если совершают на нем ошибки. Важно, что это их ошибки, а не чужие, и совершают они их на правильном, в целом, пути. Надеюсь, что для России тягучее безвременье в ожидании перелома тоже скоро закончится и мы сможем двинуться дальше. Совершая ошибки, разумеется, и исправляя их. Без оглядки на друзей и врагов. Сами по себе. В будущее.

Вадим Жартун

Прочитать оригинал поста Вадима Жартуна с комментариями читателей его блога можно здесь.