Пока у гаек не сорвет резьбу

Любая социальная система развивается и деградирует вместе с составляющими ее людьми. Власть, как общественный институт, не исключение.


© CC0

Есть у революции начало, нет у революции конца. Читаю сводки с фронтов новости о нападениях на сторонников Навального в Новороссийске и Иркутске, и понимаю, что все это уже было. Буквально сто лет назад.

Вот что писал о подобной ситуации лучший из экспертов по революциям и масштабным социальным экспериментам, которого я знаю:

Все растет и будет расти число людей, совершенно чуждых всяким «планам» и всяким даже идеям революции, которые видят, чувствуют необходимость вооруженной борьбы при виде этих зверств полиции, казаков и черносотенных над безоружными гражданами, Выбора нет, все остальные пути заказаны. Не волноваться происходящим теперь в России, не думать о войне и о революции нельзя, а всякий, кто волнуется, думает, интересуется, вынуждается — становится в тот или иной вооруженный лагерь. Вас изобьют, изувечат и убьют, несмотря на архимирный и до мелочности легальный образ ваших действий. Революция не признает нейтральных. Борьба загорелась уже. Борьба идет не на жизнь, а на смерть, — борьба между старой Россией рабства, крепостничества, само­державия и новой, молодой, народной Россией, Россией трудящихся масс, которые рвутся к свету и свободе.

Пусть же близится вооруженное народное восстание!

(В.И.Ленин. ПСС, т.11. Черные сотни и организация восстания. «Пролетарий» № 14, 29 (16) августа 1905 г. Печатается по тексту газеты «Пролетарий», сверенному с рукописью.)

Черносотенцы тоже когда-то называли себя «истинно русскими» и «патриотами», с неофициального одобрения правительства проводя рейды против революционных групп и устраивая еврейские погромы.

Закончилось это для них грустно: дедушка Ленин на них обиделся и отдал недвусмысленное распоряжение:

Отряды революционной армии должны тотчас же изучить, кто, где и как составляет черные сотни, а затем не ограничиваться одной проповедью (это полезно, но этого одного мало), а выступать и вооруженной силой, избивая черносотенцев, убивая их, взрывая их штаб-квартиры и т. д. и т. п.

(В.И.Ленин. ПСС, т.11. Задачи отрядов революционной армии.)

В результате уже к 1917 году активность черносотенцев была практически нулевой, а после революции остатки актива черносотенного движения были беспощадно уничтожены. Как и их идейные вдохновители.

Меня сначала удивляло, что наша элитка, вышедшая из комсомольско-партийных работников и выпестованных ими силовиков, не видит прямых аналогий и не осознает последствий своих действий, присваивая народное достояние и натравливая на оппозицию бандитов и ментов, а потом я понял: все они понимают. И что падение режима Януковича началось именно из-за активности «титушек» — нанятых им же молодых людей, негласно используемых в качестве подстрекателей и наемников для организации силовых провокаций, потасовок и иных акций с применением физической силы — тоже помнят.

Вот только сделать ничего уже не могут. Любая социальная система развивается и деградирует вместе с составляющими ее людьми. Власть, как общественный институт, не исключение.

В норме от деградации ее спасают два инструмента:

 — включение в процессы принятия решений большого числа людей: избирателей и профессионалов — представителей профильных министерств и ведомств;

 — регулярная обязательная ротация высшего управленческого звена: президента, главы правительства, кабинета министров, спикера парламента и так далее.

У нас по понятным причинам оба этих инструмента отключены: все решения принимаются узким кругом ограниченных людей, и о сменяемости власти речь не идет — для них это равносильно потере всего — собственности, свободы, а, возможно, и жизни. Поэтому система шаг за шагом продолжает деградировать, а каждая управленческая ошибка вынуждает сделать следующую, отключая один предохранительный механизм за другим и повышая в обществе протестный потенциал.

Необходимость защититься от ответственности за банальное воровство привела к полной дискредитации выборов, разрушению правоохранительной системы, политическим убийствам, вытеснению свободных СМИ из правового поля, развалу экономики и, в результате, крайнему недовольству населения.

Решить этот комплекс проблем власть не может, даже если бы очень захотела, потому что это означало бы ее самоубийство, и отвечает на недовольство дальнейшим закручиванием гаек. Недовольство усугубляется, и цикл повторяется вновь — до тех пор, пока у гаек не сорвет резьбу.

И, судя по тому, что в ход пошли «титушки», предел прочности системы уже близко.

P. S. Я не суеверен, но, может быть, пора уже дедушку закопать? А то так и будем ходить по этому заколдованному, нарисованному им кругу.

Вадим Жартун

Прочитать оригинал поста Вадима Жартуна можно здесь.