Запретит ли Россия полеты в Черногорию?

Обоюдная истерика в Москве и Подгорице из-за вступления балканской страны в НАТО грозит парализовать туристический и жилищный сектора экономики молодой республики.


В старом городе Будвы пока по-прежнему чаще всего говорят по-сербски и по-русски. © Фото Николая Ульянова, ИА «Росбалт»

В России продолжается истерика по поводу окончательного, но, как еще в Москве, похоже, надеются, небесповоротного вступления Черногории в НАТО. Впрочем, Москву понять тоже можно: за Подгорицей у нее остается только Белград, да и в нем нет былой уверенности, несмотря на то что еще совсем недавно новоиспеченный президент страны приезжал к Путину за благословением во время избирательной гонки. То есть Кремль теряет свое влияние на Балканах: недружественный военный альянс заключает их в свои «объятия» со всех географических сторон. И в Москве, очевидно, не видят в этом ничего хорошего.

Обиднее всего, видимо, для Кремля были становившиеся все более жесткими по мере приближения официального поднятия черногорского знамени на флагштоке у штаб-квартиры НАТО в Брюсселе высказывания руководителей балканской страны в адрес России. Если в начале долгого пути к членству в Альянсе лидеры Черногории еще пытались сохранить хорошую мину в отношениях с РФ, то сейчас, когда цель достигнута, необходимость в этом отпала. Как заявил на днях министр иностранных дел Черногории Срджан Дарманович в интервью словацкому агентству TASR, «у нас есть экономические отношения с Россией, которая не является нашим главным экономическим партнером», она, дескать, входит только в первую десятку таковых, а российские инвестиции показали себя «неэффективными».

Для тех, кто дружит со статистикой, очевидна несправедливость такого заявления. А факты таковы. Именно после того, как Черногория «развелась» с Сербией, и ее в этом активно поддержала Москва, быстро признав независимость, — со стороны России на маленькое государство (население — чуть более 600 тысяч человек) буквально пролился «денежный дождь».

Пик «помешательства» россиян на Черногории и частных вложений в страну приходится на 2006—2008 гг. Это были реальные деньги российского среднего класса, покупающего в большинстве своем не самое ликвидное в другие времена недвижимое имущество по баснословным для бедного новообразованного государства ценам. Некоторые особо предприимчивые в расчете на то, что бум не закончится никогда, брали в банках миллионные кредиты, скупали в черногорских деревнях недострои, будучи уверенными в том, что через пару лет все вернется с лихвой. Да, были в то время и редкие западные покупатели, немного британцев и американцев. Но они очень быстро пришли в себя от всеобщего покупательского угара, тут же продав свою недвижимость. А кто не успел до спада интереса, тот продавал даже за меньшую цену, чем купил. Знакомые американцы объясняли, что «наелись» черногорского сервиса дальше некуда.

При этом сами черногорцы до нынешней политической «склоки» признавали именно Россию среди лидеров вложений. В 2008 г. Владимир Путин оценил российские инвестиции в Черногорию в два миллиарда долларов. Однако, по мнению бизнес-аналитиков, российские инвестиции вполне могли быть выше указанной суммы. Ведь некоторые проекты и предприятия финансировались нашими соотечественниками через компании и фирмы в третьих странах. По оценкам экспертов, реальные российские инвестиции в Черногорию почти десять лет назад (то есть в трудное время становления нового государства) были практически равны годовому объему ее производства и составляли чуть меньше двух годовых бюджетов страны.

И если бы власти Черногории спустя некоторое время после такого подъема не объявили о скором вхождении в НАТО, то, видимо, сегодня история отношений Подгорицы с Москвой развивалась бы по восходящей: без денег маленькую страну (один округ Москвы по населению) Россия точно не оставила бы. (Кремль, как известно, списывает миллиардные долги своим странам-партнерам. Сейчас стало известно, что только в этом году некоторые «друзья» России так и не вернули почти миллиард долларов.) Впрочем, видимо, в том, что Черногория укатила в НАТО, есть и вина российской дипломатии, не сумевшей найти «дорожку» к сердцу «южанки». Это притом, замечу, что большинство населения на самом деле дружески настроено к России и, мягко говоря, не любит НАТО. Впрочем, поэтому власть у населения и не спрашивала, то есть отказалась от референдума, проведения которого добивалась политическая оппозиция.

Ведь в народе все еще сильна память о натовских «миротворческих» бомбежках Балкан 18 лет назад. Очень мало времени прошло, слишком свежи еще раны. Больше всего досталось, конечно, Белграду. Но и в Черногорию тоже прилетела «свобода» на крыльях бомбардировщиков. Из послевоенного отчета самого Альянса видно, что первой жертвой в начале апреля 1999 г. стал Саша Стоич, 19-летний серб, из-за бомбежки военной базы в Даниловграде. Затем были «отработаны» военный аэродром и гражданский аэропорт «Голубовцы» в Подгорице.

Видимо, из-за ошибки военных бомбы упали также на подгорицкие фермерские хозяйства, ранив трех человек. А 27 апреля 1999-го за три захода был разнесен военный подземный аэропорт «Шипчаник» вкупе с 26 самолетами югославской армии. Больше всех не повезло жителям общины Плав — 30 апреля 1999-го на село Мурино упало 17 натовских бомб, разрушив мост и десятки домов; погибли шесть человек, и трое из них — дети. (Там сейчас стоит памятник тем страшным событиям.)

Мало кто знает, что бомбы — к тому же не обычные, а с обедненным ураном — падали в самых что ни на есть курортных местах Черногории. В частности, на полуострове Луштица, что лежит как раз напротив древнего и очаровательного городка Герцег-Нови. Причем, случилось это 30 мая 1999-го, всего за несколько дней до подписания соглашения о выводе югославских военных и полиции из Косова и Метохии.

Как отмечается в международных отчетах, самолет А-10 американских ВВС дважды «опылял» полуостров Луштица, в недрах которого скрывались водные ангары для субмарин, опасными бомбами с обедненным ураном. Как сообщали сербские СМИ, по признанию самого НАТО, всего по полуострову Луштица было выпущено 400 таких снарядов. При этом было ранено двое солдат югославской армии.

В 2001 г. проводилась дезактивация полуострова, и по сообщениям балканской печати, с февраля по июнь 2001-го здесь были найдены 103 целых снаряда и 38 кг их фрагментов, а позднее — еще около 387 снарядов. Указывается, что 13 таких опасных боеприпасов упали в море — до сих пор их так никто и не искал. Сразу после войны якобы не нашлось необходимого оборудования, а потом, когда было объявлено, что Черногория идет в НАТО, стало, видимо, политически нецелесообразно.

Замечу, что бомбардировки зарядами с обедненным ураном пришлись на место, которое находится недалеко от популярных морских пляжей Жанице и Мириште. Считается, что здесь самое чистое море — летом сотни туристов отправляются туда, чтобы отдохнуть в уединении, понырять с аквалангами, наслаждаясь красотами подводного мира.

Полуострову Луштица не повезло дважды. Второй раз, когда именно его мыс Арза был выбран как место захоронения упавших с неба натовских «подарков». По данным черногорских СМИ, именно здесь были захоронены 70 тонн снятой с мест бомбардировок земли с обедненным ураном, а также — сами боеприпасы. Естественно, никаких указателей на точное место могильника там не наблюдается. Но некоторые российские блогеры, перебравшиеся жить в Черногорию, провели собственное расследование, побывав на мысе Арза, выслушав пояснения местных жителей и определив точное место бетонных бункеров (могильников) с отходами. Оно — в 500 метрах от старой австро-венгерской крепости на этом мысе. Четыре безымянных бетонных бункера — слева от нее.

Сейчас на Луштице египетская строительная компания «Ораском» затеяла возведение элитных коттеджных поселков. А в Кумборе, бывшем военном городке, что напротив полуострова, азербайджанские бизнесмены начинают строить несколько пятизвездочных отелей и прочей туристической инфраструктуры. Потенциальным покупателям информацию о натовских бомбардировках с опасными для здоровья компонентами в боезарядах и о соседстве с могильниками с низкорадиоактивными отходами ни продавцы, ни власть не сообщают.

Ясно, что Подгорица по собственной инициативе поддержала евросанкции против России, чтобы солидаризоваться со странами Альянса. Известно, что не Москва ни с того ни с сего стала искать «тараканов» в черногорской продукции, а именно Подгорица, не будучи членом ЕС и не имея никаких официальных перед ним обязательств, неожиданно присоединилась к чужим, так сказать, рестрикциям, включая «черные» списки. И что же, по здравому размышлению, должна была при этом сделать Россия? Не замечать?

Похоже, так оно сначала и случилось. Ведь даже при такой «санкционной» войне между двумя странами в начале 2014 г. российские прямые накопленные инвестиции в экономику Черногории составили 1 млрд 232 млн долларов. А в Сербию с населением, в десять раз превышающем черногорское, всего 1 млрд 788 млн долларов. При этом Сербия не поддержала чужие санкции против России. Пока.

Сегодня Черногория переживает не лучшие времена — кризис накрыл ее с головой. Единственное большое предприятие, которое давало значительную часть доходов — алюминиевый завод, который в свое время купил Олег Дерипаска, но дела по обоюдной вине не заладились, — и то не смогли удержать на плаву, объявив банкротом. Продажи недвижимости практически остановились — русские, одни из бывших главных инвесторов, больше не хотят: и денег меньше у людей, и ситуация не способствует.

При этом и туризм держится в значительной мере на наших соотечественниках, а также на сербах. Однако сербы все больше предпочитают Испанию и Турцию — там, говорят, дешевле выходит. А ведь сектор туризма — главная отрасль черногорской экономики — обеспечивает 90% ВВП страны. Нетрудно представить значение капитала российских туристов в жизни ее рядовых граждан: ежегодно сюда приезжают отдыхать почти 300 тысяч россиян, что составляет половину населения Черногории, которая остается одной из беднейших стран Европы.

Ситуация взаимной вражды, обвинений и угроз зашла уже так далеко, что в воздухе витает вопрос: как скоро пойдет Кремль на турецкое дежавю, отменив чартерные рейсы из России в Черногорию? И не это ли имели в виду в российском МИДе, заявляя об «ответных мерах в связи со вступлением Черногории в НАТО»?

Алла Ярошинская


Читайте также СМИ: Дерипаску заподозрили в финансировании пророссийской оппозиции в Черногории